Повелительница_ Драконов
Название:С Днём святого Валентина, любимый, или как в ФЭС все сошли с ума.
Фэндом: След
Жанр: Слеш
Пейринг: Данилов/Тихонов
Рейтинг: PG-13
Размер: Мини.
Описание: День святого Валентина - особый день для всех влюблённых. Вот только как в этот день защититься от вируса всеобщего идиотизма, выбрать подарок, поздравить и порадовать любимого человека?

На часах в буфетной Федеральной Экспертной Службы было 18:15. Данилов тяжело вздохнул и помешал сахар в чае. Глотнув живительное тепло со вкусом бергамота, он устало потянулся и достал из кармана любимую шоколадку. С ней было гораздо вкуснее. Отломив кусочек он отправил его в рот и прихлебнув чаем, остался довольный жизнью.
На дворе стояла середина февраля – самая нелюбимая пора года для капитана. Обычно именно в это время с погодой происходило что-то невразумительное. То ударяли аномальные морозы, то выпадали месячные нормы осадков, сейчас вот неожиданно «вышла на работу» весна и «радовала» Степана большущими лужами куда бы он не поехал на выезд. Но сегодняшний день стал просто апогеем ненормальности и вершиной идиотизма.

Началось всё с того, что с утра пораньше, его разбудил Ваня, принёсший завтрак в постель. С одной стороны, капитану было очень приятно, но с другой – он вдруг почувствовал себя слабой женщиной, и это очень разозлило его. Капитан понимал, что Ваня ни за что бы не поставил его в такое положение умышленно, и постарался скрыть своё недовольство, но воробушек уже очень долго жил вместе с ним, и кажется, всё понял.

И вот, как результат – Данилов уже успел с утра пораньше испортить настроение любимому. Судорожно собираясь на работу, Степан пытался скрыть смущение, и даже попытался извиниться перед любовником, но Ваня лишь сухо чмокнул его в щёку и буквально вытолкал за дверь. Данилов готов был поклясться, что в глазах хакера стояли слёзы.
Чувствуя себя последним мудаком, Степан отправился на работу. Настроение было безнадёжно испорчено. Но это было только началом. Казалось, сегодняшний день решил преподнести ему массу неприятных сюрпризов. По дороге к метро его с ног до головы обрызгала грязью, какая-то машина. Матюкнувшись и пожелав водителю долгой и мучительной смерти, капитан спустился в подземку, и тут же был захвачен потоком спешащих людей.

В вагоне его по меньше мере облапали раз пятнадцать, отдавили ему все ноги и в довершении искололи все бока острыми локтями. Вывалившись на своей станции, он злой и очень помятый, дошёл до здания ФЭС. Тут капитан обнаружил, что в спешке забыл своё удостоверение и минут пятнадцать собачился с охранником на входе, пока подоспевшая Галина Николаевна не спасла его. Степан уже собрался поблагодарить начальницу, но та, осмотрев его с ног до головы воскликнула:
– Это что за вид, Данилов?
– Сегодня не мой день, Галина Николаевна. – Прошипел сквозь зубы капитан. Полковник покачала головой и удалилась в свой кабинет. Капитан отправился в буфетную, чтобы успокоиться кружкой чая, но только он сделал себе живительный напиток, как в помещение зашла начальница:
– Данилов, ты чего чаи тут гоняешь? А ну быстро с Лисициным на выезд!

Мысленно поматерившись, капитан отставил горячую кружку и спустился к машине. Нет, сегодня точно не его день. Но день, казалось, только вошёл во вкус, и не переставая посылал ему «презенты». На выезде Степан как не остерегался, всё равно промочил ноги, и не смотря на достаточно тёплую погоду, уже стучал зубами. Свидетели были на редкость несговорчивыми и вылили на капитана целую тонну раздражения. Им с Лисицыным пришлось потратить пол дня, чтобы излазить весь дом и собрать улики.
Наконец уставший и морально и физически, капитан с облегчением сел в машину, чтобы отправиться в город, но тут Москва, в своих лучших традициях «порадовала» их многокилометровой пробкой. И ладно бы пробка, в конце концов она могла бы и на пользу пойти – Данилов бы хорошо отдохнул на заднем сиденье, но Лисицин словно из ума выжил.

На протяжении всей поездки он о чём-то ворковал с Котовым по телефону, и чуть ли не слюни пускал на обивку.
Его воркующий голос уже порядочно бесил Данилова. Жаль, что в машине не было подушки – можно было бы натянуть её на голову и спрятаться от раздражающих звуков. Хотя, может это и к лучшему. А то Степан уже чувствовал, что готов был придушить Лисицина. И потом бы Ванятка рыдал над его остывающим трупом. Котов бы не простил Степану убийства своего любовника.

Лисицин же, в этот день скорее всего решил побить все рекорды идиотизма. Остановив машину у огромного супермаркета, он вылез и чуть ли не вприпрыжку направился к огромному зданию, светящемуся неоновыми вывесками. Костя был отвратительно бодр и весел, и к огромному недовольству Степана в прекрасном настроении. Через пол часа Константин вернулся в машину с многочисленными пакетами. Пробка за это время передвинулась на несколько метров.
Но ладно если бы он просто вернулся в машину с многочисленными пакетами. Так нет, Лисицин припевая стал выуживать из одного пакета различные вкусные нарезки, внимательно осматривать их и отправлять назад. Последней на очереди была бутылка хорошего, дорогого, французского коньяка. Завистливо сглотнув накопившуюся слюну, капитан поинтересовался у Лисицина:

– Кость, а у тебя что, праздник какой-то? Твой день Рождения вроде в мае? – Лисицин отвлёкся от чтения этикетки на бутылке и посмотрел на Данилова, как на идиота:
– Ну ты даёшь Стёпа. Сегодня же всеобщий праздник! – Покрутив в голове все важные даты, капитан и вправду почувствовал себя идиотом – он не вспомнил никакого важного праздника.
– А тебя что, Тихонов не поздравил? – между тем поинтересовался Лисицин.
– Ну он… – начал было капитан, а потом резко остановился. – Стоп, а при чём тут Ваня? И с чего это он должен меня поздравлять? Я с ним сегодня даже не виделся. У него видно выходной сегодня.
– Ну-ну. – Хмыкнул Костя, продолжая рассматривать бутылку коньяка. Данилов почувствовал растущее глухое раздражение. Наконец, Константин закончил рассматривать бутылку и положил её обратно в пакет. Выудив из другого пакета плюшевого медведя с сердцем, Лисицын протянул его капитану.
– А это не о чём тебе не говорит? – поинтересовался он у Данилова.
– Сегодня праздник плюшевого, китайского ширпотреба? – поинтересовался Степан. Лисицин почему-то обиделся и выхватил медведя у него из рук:
– Сам ты китайский ширпотреб, Данилов. – Резко заявил он и отвернулся. Капитан тяжело вздохнул. Вот, он ещё одного человека умудрился обидеть. Ну что же за день такой?
Наконец, они доехали до здания ФЭС и доложили Галине Николаевне о результатах своего труда. Причём начальница находилась словно в прострации. Она на автомате выслушала оперов, явно мысленно пребывая где-то в другом месте и рассеяно рассматривая свой маникюр. Когда они закончили, полковник быстро выпроводила их из кабинета, и уже через пол часа унеслась непонятно куда.

И вот сейчас, Данилов сидел в буфетной и задумчиво помешивал остывший чай ложкой. Он никак не мог вспомнить, что же за день сегодня такой особенный. В ФЭС, после ухода начальницы, все сотрудники словно спятили. Они тут же стали звонить по телефонам, о чём-то сюсюкать по ним с неизвестным оппонентами, и один за другим собираться по домам. За полчаса буфетную посетили все сотрудники. Они быстро пили чай, не переставая глупо улыбаться и мечтательно закатывать глаза. В руках многих из них были сердечки из шоколада и различные мелкие презенты.

Первыми после начальницы ФЭС покинули Белоозёров и Шустов. Мужчины о чём-то тихо переговаривались, и казалось, были полностью поглощены друг другом. Дальше исчезли Лисицын с Котовым. При этом последний, под шепотки сотрудников, нёс в руках того самого плюшевого медведя. Последними ФЭС покинули Амелина и Власова. Девушки шли под ручку, о чём-то шептались и глупо хихикали. В здании остался только Данилов и охрана.
Капитан допил остатки чая, и уже было собрался на выход, но тут в буфет зашла Антонова. Оказывается, не только он остался в ФЭС. Но патологоанатом, казалось тоже подхватила вирус всеобщего сумасшествия. В руках женщина держала огромное плюшевое сердце и так же, как и другие, глупо улыбалась. Подняв глаза на Степана, Валентина испуганно вздрогнула, но тут же расслабилась.
– А ты чего такой кислый? – поинтересовалась женщина, усевшись за стол.
– Да похоже, сегодня день всеобщего счастливого идиотизма, и только я остался вменяемым и несчастливым. Может хоть ты подскажешь, что сегодня за день, что все словно с ума сошли?
Антонова внимательно посмотрела на него:
– Ну ты даёшь, Стёпка. Сегодня же день святого Валентина! – Степан досадливо хлопнул себя по лбу:
– Точно! Вот же блин!!!
– А как ты вообще мог забыть о таком празднике? - поинтересовалась патологоанатом. – У тебя же в личной жизни всё хорошо.
– Да я вообще не считаю этот день праздником! – возразил Данилов. – Ну это же идиотский праздник, который придумали продавцы розового картона и ненужных плюшевых уродцев!
– Зря ты так. – Покачала головой женщина. – Ведь это такой прекрасный день, чтобы выразить любовь своему близкому человеку, романтично провести с ним время, порадовать его, добавить огня в ваши отношения.
– Знаешь, что. – Резко прервал её капитан. – Свою любовь я выражаю круглый год, а не только один день в году. И мне не нужен никакой дурацкий день, чтобы романтично провести время с любимым человеком и сказать ему о своей любви. И огонь в отношениях должен гореть всегда и поддерживаться обоими сторонами. И радовать я стараюсь чаще, а не только по праздникам!!!
– Ну а чего же тогда сегодня ты не порадовал Ваню? – Возмутилась Валентина. – Чего он ко мне в слезах позвонил?
– Ванечка плакал? – обмер капитан. Ненужный спор тут же отошёл на второе место. – Он сильно был расстроен?
– Ну судя по тем красочным эпитетам, которыми он тебя описывал, то да. Он расстроился сильно. – Заявила женщина, и тут же добавила: –Я вообще никогда не слышала, чтобы Ваня так ругался.
– Вот чёрт. – Капитан хлопнул себя по лбу. – И что мне теперь делать? – расстроенно спросил он женщину.
– Прежде всего пойди в магазин и купи ему какой-нибудь подарок. – Посоветовала ему мудрая Антонова. – Потом купи в супермаркете продуктов для романтичного ужина, и явившись на порог с букетом его любимых белых лилий поцелуй его так горячо и страстно, чтобы он забыл о всех своих обидах.
– Спасибо тебе, Валечка. – Поблагодарил капитан. – Я именно так и поступлю. Валентина кивнула. – А я, пожалуй, пойду, а то меня ждут. – Заявила она.
– Да-да. – Улыбнулся капитан. – Передавай Галине Николаевне привет. – Ему тут же прилетел ощутимый подзатыльник. – Ай, за что? – возмутился Степан.
– А ты язык не распускай. – Огрызнулась женщина. – А то я всему ФЭС расскажу о вас с Ваней, да ещё и те снимки с Нового Года присовокуплю.
– Да ладно-ладно. – Тут же заюлил Данилов. – Я больше ни сном не духом. – И показательно застегнул себе рот. Валентина рассмеялась, и развернувшись, покинула буфетную. Степан быстро сполоснул кружку, поставил её в сушку и направился к выходу. Ему надо ещё успеть выполнить несколько важных дел…
*****
Два часа спустя Степан стоял под дверью их с Ваней квартиры и пытался справиться с волнением. В одной руке у него был букет белых, прекрасных лилий, которые так любил Ваня, в другой – три пакета. С подарками, с продуктами и с любимыми Ваниными вкусняшками. Подарки пришлось выбирать особенно долго, но Степан остался доволен. В подарочную упаковку был завёрнут специальный анатомически удобный коврик для мыши, новая, мощная флешка и огромная кружка для кофе с забавной надписью.
Кое-как справившись с волнением, Данилов дотянулся до кнопки звонка. В коридоре раздались шаги. Дверь распахнул заплаканный Ваня. Он этой картины Степан растерял все подготовленные слова, в который раз за день ощутив себя полным придурком и мудлом.

– Ну чего застыл как столб? – Не совсем вежливо огрызнулся Тихонов. – Проходи. – И тут Данилова словно накрыло. Положив пакеты прямо на пол коридора, он сделал шаг вперёд и протянув хакеру букет лилий торжественно и со всей нежностью, которая у него скопилась к этому растрёпанному воробушку сказал:
– С днём святого Валентина, любимый. – Ваня осторожно принял букет из его рук и тут же переложил его на столик в прихожей. Поняв, что надо действовать, Степан резко притянул хакера к себе за талию, и накрыл его губы страстным и обжигающим поцелуем. Наплевав на возможных соседей и свидетелей, капитан целовал губы своего любимого счастья, наслаждаясь их чуть-чуть солоноватым вкусом. Вплетаясь своими пальцами в его волосы и притягивая голову Вани ещё ближе, Степан наслаждался всеми оттенками их поцелуя.

На секунду прервавшись и глотнув воздуха, он снова присосался к этим желанным губам, нежно облизнул верхнюю губу Тихонова, тронул кончиком языка нижнюю. Ваня жарко обнял любовника и приоткрыл рот в блаженстве. Данилов тут же этим воспользовался, протолкнув свой язык ему в рот, и начав исследовать его жаркие глубины. Сплетаясь с Ваниным языком, и чуть ли не трахая своим его рот, Степан довольно застонал, и потерзав губы любовника ещё несколько мгновений, с сожалением отстранился.
– Прости меня, мой любимый, мой родной. – Зашептал он в губы Ивану. – Я сегодня был таким идиотом. – Хакер тихо засмеялся и коротко чмокнув капитана в губы ответил:
– С днём святого Валентина, любимый.

@настроение: День святого Валентина

@темы: день св. валентина