18:49 

Двое в буфете не считая Ивана

А-Янус
Название: ДВОЕ В БУФЕТЕ НЕ СЧИТАЯ ИВАНА
Автор: А-Янус
Фэндом: След
Персонажи: Лисицын/Майский, Тихонов
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Юмор, Повседневность
Предупреждения: Нецензурная лексика
Размер: Мини

Описание:
Майский и Лисицын решили немного развлечься после работы в буфете ФЭС, когда совершенно случайно их там застал Тихонов.

Примечания автора:
Развитие сюжетной линии фанфика "Незатейливая история", хотя жёстко сюжеты друг с другом не связаны, как и серии "Следа".

1
Майский застрял в пробке и задерживался. Майор Лисицын собрался дождаться его, во что бы то ни стало, и придумал себе массу разнообразных дел, чтобы остаться после смены: сходил в тренажёрку, почистил и перебрал оружие и даже написал несколько отчётов, а это уже было настоящим подвигом.
У майора Майского был нерабочий день, но после полудня он по личной просьбе Рогозиной отправился в область за важными уликами, которые обязательно нужно было доставить в ФЭС до наступления праздников. Это неожиданное поручение и снегопад спутал все их планы – Костя с Серёгой собирались провести приятный романтический вечерок, но с полковником Рогозиной не поспоришь.
Костя только вознамерился наградить себя за тяжёлые труды чашечкой чая, когда в коридоре послышались торопливые знакомые шаги. Не успел он обернуться, как в буфет ввалился радостный Майский, раскрасневшийся, свежий, вкусно пахнущий морозом и снегом. Майор медведем облапил Костины плечи, щекоча шею влажной бородкой, жарко загудел в ухо:
- Костян, если б ты знал, как я по тебе соскучился… Оххх, так соскучился… – и стал его довольно недвусмысленно мять и тискать.
Костя нервно заозирался.
- Да не бзди, мы одни в конторе – перед праздниками всех, как ветром сдуло. Ну, не считая охраны, конечно, но они не в счёт – успокоил Лисицына майор, продолжая свои предосудительные действия.
Косте два раза предлагать не пришлось. Правда, они с Серёгой только утром расстались, но если Майский соскучился… Он ответил майору долгим поцелуем, стащил с Серёгиного хвоста резинку, вцепился пальцами в длинные волосы.
- Чувствую, ты тоже рад меня видеть – рокотал Майский низким вибрирующим голосом, плотно обхватив твёрдую промежность Лисицына, забираясь руками под одежду, тесня Костю к стене.
Костя такого напора долго не выдержал, звякнул ремнём, вжикнул "молнией", повернулся к Серёге спиной, тяжело дыша, упёрся в стену. Майский стащил штаны с Костиной задницы, урча, стал жадно мять его ягодицы, член, яйца, живот, тереться налитым пахом.
- Оххх, Серёга, не томи… – прогнулся в поясе Лисицын, прижимаясь щекой к мягкой майорской бородке.
- Костян, да куда ты вечно торопишься… – он похлопал себя по карманам и чертыхнулся:
- Чёрт, я резинки в куртке оставил на вахте…
- Да ладно, давай, я тебе доверяю…
Серёга на мгновение застыл, потом решительно расстегнул штаны, растроганно прижал к себе друга. Затем густо смочил слюной член, облизал Костину задницу, помассировал языком чувствительную дырочку, отчего Лисицын изогнулся, застонал, глухо и сладко.
Майор действительно соскучился. Не сдержавшись, сразу засадил по самые яйца, продолжил в том же темпе. После каждого его движения Костю с головы до ног обдавало жаром, сердце замирало и проваливалось куда-то в желудок, он стонал и рычал, вцепившись зубами в рукав толстовки, чтобы не орать в голос. Без презерватива у обоих были совершенно другие ощущения и адреналин только что из ушей не капал. Майский не забывал и о друге – его ладонь умело двигалась по Костиному члену, колечко из большого и указательного пальца чувствительно ласкало головку, но добило Лисицына ощущение тугой пульсирующей струи горячей спермы, разлившейся у него внутри. Он резко кончил, густо залив семенем Серёгины ладони, которыми тот обхватил Костин член, чтобы не забрызгало стены и мебель.
Оба ещё с минуту хрипло и тяжело дышали, тело Лисицына стало ватным, и он грузно заваливался назад, обалдело мотая головой и отдуваясь. Майор тоже еле на ногах стоял, подпирая друга к стенке. Не глядя, потянулся рукой к углу стола – он помнил, что там недалеко стояла коробка с салфетками.

2
Аналитик Тихонов вообще никогда никуда не торопился. Многолетнее блуждание по лабиринтам виртуальной реальности превратило для него череду дней и ночей, будней и праздников в затейливое мелькание калейдоскопа, проносившееся мимо него, но особо не задевавшее. Сейчас он бился над одной новой программкой, вернее, над целым программным комплексом, для которого Рогозина даже заказала комплект специального оборудования. Оборудование привезли как раз сегодня после обеда, и Ваня с жадно горящими глазами и трясущимися руками маньяка утянул его в баллистическую лабораторию, где и монтировал свой комплекс.
Очередной блок программы работал отлично и Тихонов удовлетворённо откинулся в кресле, с хрустом потянулся худым гибким телом, сцепив руки за головой и довольно скалясь. Из-за отсутствия окон в лаборатории трудно было сказать, который час, но Ванин организм подсказывал, что пора бы выпить кофе.
Он лохматым призраком возник в пустых фэсовских коридорах, но на подходе к буфету озадаченно замедлил шаг, услышав странную возню, пыхтение и рычание, будто в буфет забралась стая собак или парочка енотов, и теперь орудовала там, разоряя стратегические припасы. Ваня немножечко застремался – один в пустом здании – подумал, было, звякнуть на пункт охраны, но что-то его заинтриговало в этих непонятных звуках, и он, тихонечко подкравшись, осторожно – краешком глаза – заглянул в двери.
Майский и Лисицын на енотов были не похожи, и Ваня в первую секунду вообще не врубился, чем это они занимаются, но когда до него дошло – густо покраснел и обалдело застыл, открыв рот и вытаращив глаза. Правда, Амелина на что-то такое ему прозрачно намекала, но он не поверил, посчитав обычными бабскими сплетнями – сам он с оперативниками сталкивался нечасто.
Следовало развернуться и свалить, но он никак не мог заставить себя двинуться с места. Наоборот: ноги сами, будто сомнамбулу, понесли его в буфет, всё ближе и ближе к невероятной картине, от которой поражённый Ваня никак не мог оторвать глаз.

3
Майский шарил мокрой рукой по столу, не находя коробку с салфетками, когда в его ладонь вдруг ткнули мягкий бумажный ворох. Он автоматически сказал: "Спасибо!", а затем поражённо обернулся, попытавшись загородить Лисицына своим телом. Обалдело вылупился на Ваню, стоявшего степным сусликом, с совершенно круглыми глазами, распахнутым ртом и коробкой салфеток в руках.
- Блядь, Тихонов, ты как тут оказался?
- Пришёл, – тупо ответил Ванечка.
- Вижу, что не прилетел! Ты какого хрена тут вообще делаешь?
- Работаю. Программу пишу. А вы здесь что в это время забыли? Впрочем, можешь не объяснять…
- Ну, так и вали отсюда, трудоголик-кайфолом. Ты чё, за дверью не мог постоять? – Майский раздосадовано вытирал себя и Лисицына, отшвырнул в сторону мокрый бумажный комок, требовательно протянул ладонь.
Ваня послушно вложил в неё ещё несколько салфеток, проговорил со странной интонацией:
- Да вы тут феромонами всю ФЭС провоняли.
- Ага, ты на запах и притащился.
- Нет, на звук.
- Ушастый ты наш!
Майор Лисицын появление Вани до сих пор никак не прокомментировал. Уселся голой задницей на фэсовский диванчик и молча наблюдал за перепалкой коллег. Видимо, полуспущенные штаны Костю совершенно не смущали, а может он был в шоке, или ещё не совсем отошёл от кайфа.
Майор закончил вытираться, привёл свой гардероб в более-менее пристойный вид и уселся рядом с Лисицыным, по-хозяйски накрыв диванной подушечкой голые Костины чресла.
- Ага, а я потом на ней спать буду! – обиженно воскликнул Ваня.
- Ничё, не облезешь! – отрубил Серёга – Ты чё тут торчишь до сих пор, как прыщ? Взрослым дядям решил нотации почитать? Вали уже отсюда в… В лабораторию свою!
- Парни, вы это так… красиво делали… Поцелуйтесь ещё разик… пожааалуйста… – вдруг просительно протянул Ванечка, трогательно сдвинув бровки домиком.
Костя с Серёгой поражённо переглянулись, однако с энтузиазмом Ванину просьбу выполнили. Этот процесс их активно увлёк, но глубокий взволнованный Ванечкин вздох заставил парней оторваться друг от друга.
- Серёг, ему тут что, бесплатный порно-сеанс? Он сейчас ещё за чипсами побежит! – возмутился, наконец, Лисицын.
Майский странно на Ваню посмотрел и скомандовал:
- Так, всё, хорошего – понемножку. Не будем разрушать неустойчивую детскую психику, и смущать персонал. Рогозина, кстати, этого крайне не одобряет. Тихонов, ты чё, оглох? Всё, кина больше не будет, двигай к себе, малохольный!
Костя попытался подняться и поморщился:
- Блин, Серый, у меня всё по ногам течёт, подкинь салфеток!
- Давай я помогу! – вдруг дёрнулся Ванечка, всё ещё сжимавший в руках коробок с салфетками.
Майский смерил его уничтожающим взглядом и вырвал коробок из рук:
- Сам справлюсь!
Он устроился на полу возле Кости, стал заботливо вытирать липкие бёдра и промежность, а Тихонов заворожено наблюдал за его действиями, не спеша убираться восвояси. Промакивая влажные Костины яйца, Серёга шутливо на них подул, и член Лисицына на это весьма заинтересованно отреагировал.
- Костян, ты чё, опять? – поднял на него удивлённые глаза Майский.
- Меня заводит, когда он на нас так смотрит… – жалобно протянул Лисицын, косясь на Ваню.
- Блядь, меня тоже! – выдохнул майор, отшвырнул салфетку и уткнулся лицом в горячий Костин пах, глубоко втягивая ноздрями густой аромат. Потом плюнул на всё, полностью содрал с друга штаны вместе с трусами, носками и туфлями, легко подхватил ладонями под достаточно массивные филейные части и с наслаждением глубоко втянул в рот твёрдый Костин член.
Ванины, и без того круглые глаза, совсем остекленели от увиденного. Лисицын, запрокинув голову и опершись на руки, со сводящими с ума стонами подавался Майскому навстречу, то упираясь крепкими ногами в край диванчика, то закидывая их другу на спину. Майор, раздувая ноздри, орудовал языком и губами с энергией, достойной лучшего применения, одновременно стараясь не отрываться от своего увлекательного занятия и отбрасывать в сторону мокрые пряди волос, которые липли к коже, лезли в рот и мешали процессу.
Вдруг Майский почувствовал, как чьи-то дрожащие пальцы аккуратно собирают в хвост его волосы, деликатно выпутывая из бороды и усов. Он умудрился скосить удивлённые глаза из-за Костиной ляжки и увидел Ванечку, который застыл рядом со странной смесью испуга и вожделения на лице, и осторожно держал на вытянутой руке хайр майора. Майский наугад лягнул ногой, пытаясь достать Тихонова, не попал – Ванечка изящно увернулся, изогнувшись тореадором. Серёга чуть не потерял равновесие и решил больше не отвлекаться, поскольку Костя уже судорожно хватал ртом воздух, почти задыхаясь от сладких спазмов, пробегавших по его крупному телу.
Майор, не выпуская Костиного члена изо рта и шумно втягивая воздух, в два глубоких глотка всосал всё до капли, ещё пару раз прошёлся языком и удовлетворённо осел на пол, переводя дух.
- Обалдеть… – слабым голосом прокомментировал Лисицын происходящее, постепенно возвращаясь к реальности, – так круто я давно не кончал…
Потом с трудом сфокусировал взгляд на Майском:
- Ты что, всё проглотил, что ли?
- Точно! – с довольной ухмылкой подтвердил тот – Зато теперь ты весь чистенький.
От этих слов ещё один отголосок испытанного наслаждения прошёлся по Костиным бёдрам и животу:
- Оохх, Серёга, ты меня с ума сведёшь!
- А чё, натуральный белок, очень даже полезно – гыгыкнул майор – да отпусти ты уже мои волосы! – незлобиво рыкнул он на Тихонова.
Лисицын расслаблено растянулся на диванчике ботом-лесс, а Майский расселся рядом на полу, ревниво прикрыв его интимные части какой-то тряпкой, попавшейся под руку. Оказалось – Ваниным халатом.
- Ну, тень отца Гамлета, чё ты тут торчишь до сих пор, а? – поднял он усталые, но довольные глаза на Ванечку, – Всё уже, теперь точно больше ничего интересного не случится.
Тот судорожно сглотнул и пробормотал осипшим голосом, не сводя глаз со всё ещё вызывающе топорщившейся полурасстёгнутой ширинки майора:
- Майский… Серёга… давай я тебе отсосу…
От этого невероятного предложения майор Майский так обалдело уставился на Ванечку, будто у того за спиной, как минимум, стояла Рогозина с Кругловым на пару. Тихонов даже обернулся на всякий случай, но никого, конечно, не обнаружил.
- Вань, ты чё, белены объёлся? Вы чё там, в своей лаборатории, запрещённые препараты на себе испытываете? – Серёга покрутил пальцем у виска – Ты что же думаешь: если я сейчас вот сей момент не спущу, у меня яйца, что ли, лопнут и я домой не доеду? Ты пойми, дурья башка, – ещё раз постучал себя майор по лбу – мне не важно, чтобы кто-то мне сейчас срочно отсосал. Мне важно, чтобы мой член оказался вот у него – майор выразительно похлопал Лисицына по мощной ляжке – во рту! У моего. Любимого. Человека. – пояснил он для "особо одарённых".
Костя за его спиной довольно хмыкнул, приподнялся, одной рукой облапив его за плечо и грудь и повыше задрав футболку, а другой уверенно расстегнул ширинку, сграбастал лапищей всё его немаленькое хозяйство и стал наводить там порядок. Серёга с блаженной улыбкой откинул голову, предоставив себя заботливым рукам, и некоторое время, пока вконец обалдевший Ваня досматривал бонус-кадры фэсовского гей-порно, в буфете царили лишь характерные ритмичные влажные звуки, тихие стоны, сопение и шорох одежды.
Долго трудиться Лисицыну не пришлось: майор кончил быстро, по-солдатски. Чмокнул гордого Костю в губы, нагло осклабился, глядя на впавшего в тихий транс Тихонова, нахально сграбастал его халат, одним движением вытер себя и Костину ладонь, вторым – вскочил на ноги, третьим – впрыгнул в штаны и застегнул их, четвёртым – швырнул в Лисицына ворох валявшихся на полу шмоток. Всё это заняло у него не больше пары секунд.
- Всё, камрады, по кОням!

4
- Нет, Майский, ну что ты за человек такой! – огорчённо рассматривал Ванечка, вышедший, наконец, из ступора, мокрые пятна на халате. Самое большое расползлось как раз по эмблеме ФЭС.
- Серёга, ты штаны мне специально, что ли, узлом завязал? – пробурчал Костя.
- Не, не специально, давай помогу. Эх, Ванечка, девушку тебе надо, чтобы ты перед праздниками дома сидел, а не в пустых коридорах ошивался – возясь с Костиными штанами, весело подмигнул он обиженно сопевшему программисту – ты бы уже к Амелиной подкатил, что ли!
- Ага, подкатишь к ней! Ваша Амелина сама, по-моему, к Антоновой подкатить пытается! – всё ещё дулся Тихонов.
- И правда, чёрт знает что! – почти искренне возмутился майор – Развели тут в конторе Содом и Гоморру! У Антоновой, между прочим, двое детей! Бардак сплошной! А ты чё ржёшь? – швырнул Майский трусами в гогочущего Костю.
- А мы с тобой?! – хохотал тот.
- Мы с тобой – совсем другое дело! – убеждённо произнёс майор – Ты хрен с пальцем не сравнивай! Всё, держи, одевайся, – и протянул Косте штаны.
Лисицын потянул носом воздух:
- Да… запашок тут, конечно… Серый, вруби вытяжку, а то дежурная смена завтра сильно удивится.
- Ага, – согласился майор, принюхиваясь – щас сделаю. Ничё, до утра выветрится.
Пока Майский включал вытяжку, собирал с пола мокрые салфетки и наводил в буфете порядок, Костя увлечённо поедал печенье из вазочки на столе.
- Слышь, Костян, харош жрать казённое печенье! Я плов утром для кого готовил! – возмутился майор.
- Да…! Плов у тебя знатный получается! – мечтательно замычал Лисицын с набитым ртом – Только нам ещё через весь город ехать, а мне углеводы нужны после таких нагрузок! Ты-то протеинчиком уже подкрепился!
- Ах, ты ж, умник, бля! – возмутился майор, отвесив приятелю шутливого пендаля – Я тебе дома коктейль забацаю! – и умчался в коридор.
Лисицын дёрнулся вслед, опять метнулся к вазочке, закинул в рот горсть печенья и погнался за Майским.
В коридоре завязалась смешливая борьба, Ванечка, потерянно стоявший с мокрым халатом в руках, вздыхая, наблюдал за весёлой кутерьмой.
В дверном проёме возник раскрасневшийся и слегка запыхавшийся майор:
- Всё, Ванятка, бывай!
Из-за его спины выглянул Лисицын, тоже "сделал ручкой".
- Ты тут сильно не возбуждайся, а то ещё изнасилуешь кого-нибудь – погрозил напоследок пальцем Серёга и заржал, довольный своей незатейливой шуткой.
- Ага, компьютер! – типа сострил из коридора Костя.
Тихонов вяло махнул им вслед.
- Костян, а у нас дома хоть водка есть, или ехать надо? – ещё некоторое время доносились до Ивана шаги и голоса удалявшихся мужчин:
- Есть! Я ещё с вечера две бутылки в морозилку засунул.
- О! Ништяк! То, что доктор прописал! Завтра на службу не идти, можно оттянуться! Мы с тобой…
Подробности их с Лисицыным семейного праздника потонули в шуме открывающегося лифта, потом стукнули дверцы, смолк гул опустившейся кабины, и воцарилась тишина, нарушаемая только мерным жужжанием работающего вентилятора.
- Не дождётесь! – непонятно, кому и зачем обиженно выкрикнул Ванечка в пустоту коридора, потом, поколебавшись пару секунд, прижал к лицу влажный халат, исступлённо вдохнул сыроватый запах спермы и крепкого Серёгиного парфюма: – Он что, и там тоже, что ли, брызгается…? – растёкся Ванечка в глуповатой, растерянной улыбке, блаженно жмурясь. Потом нерешительно глянул в сторону гудящей вытяжки:
- Аааа! Одним больше, одним меньше!
Он уселся на диванчик, всё ещё прижимая ткань к лицу, расстегнул ширинку. С удовлетворённым вздохом высвободил давно стоявший колом член и принялся ублажать себя с таким жаром, что только брызги вскоре полетели.
Вытерся всё тем же многострадальным халатом, потом уютно свернулся калачиком, набросив его на себя, предварительно завязав узлом рукава, чтобы утром всё-таки отнести халат в прачечную, а не натянуть спросонья. Уже почти засыпая, выставил на будильнике мобильного нужное время и сладко засопел, подсунув ладошки под раскрасневшуюся щёку.

@темы: "Лисицын/Майский"

   

ФЭС: Слеш по сериалу "След"

главная