12:30 

Помада и пельмени

KOVALEVSKAYAA
Всё неожиданное приятно
Название: Помада и пельмени
Автор: Kovalevskaya
Фэндом: След
Персонажи: Котов/Лисицын и другие
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Слэш (яой), Романтика, Ангст, Флафф, Повседневность, ER (Established Relationship)
Предупреждения: OOC, Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика
Размер: Миди

Описание:
Ранним утром капитан Котов является на вызов в следах от поцелуев...

Примечания автора:
Упоминаются события из серий 346 ("Бедная Маша") и 111 ("Суд").
Про двух Костиков я пишу со скрипом, поэтому не считаю этот рассказик удачным.

Продолжение - в комментариях.



читать дальше

@темы: Котов/Лисицын

Комментарии
2015-01-13 в 12:34 

KOVALEVSKAYAA
Всё неожиданное приятно
11

...Отходя ко сну, майор вдруг ощутил руки капитана на своём теле.
- Это ещё что? – грозно уточнил Лисицын, не настроенный на близкий контакт. – Спи давай!
- А помириться? – шепнул Котов. – Небольшой акт примирения нам не помешает. А сон после этого будет слаще и крепче.
- Я и так бессонницей не страдаю, - отшил его Лисицын, зевнул и устроился поудобнее на подушке.
- А я страдаю.
- Не удивительно. Совесть замучила? – ухмыльнулся ехидно майор.
- Замучила. Но не совесть, а любовь. К тебе, счастье моё.
- Ага. Малолеткам своим по ушам ездить будешь, - отмахнулся Костик от тёзки, как от надоевшей мухи, и задремал.

Но капитан явно не разделял желание майора проспать всю ночь, да какую ночь – летнюю, июньскую, короткую, с головокружительными ароматами в воздухе за окном, с ясным, не темнеющим толком небом, с прохладным ветром, обдувающим горячие обнажённые тела... Впрочем, это был не ветер, а кондиционер.
Лисицын ненавидел, когда ему мешали спать. Иногда он ловил себя на мысли, что способен на убийство человека, посмевшего разбудить его. Пока в списке возможных убиенных с большим отрывом лидировала Рогозина, звонящая ни свет, ни заря и сообщающая оперативнику о новом задании, но Котов приближался к лидеру со своей склонностью к прелюбодеянию посреди ночи.
Рука интеллигента в третьем поколении очутилась в совсем уж интимном месте друга, и майор выругался громко и грязно, скрутив бывшего десантника так ловко и стремительно, что сам удивился своей прыти.
- Сссука, ты мне дашь сегодня поспать или нет?!
- Дать могу, а спать – нет, - улыбнулся Котов.
Лисицын ослабил хватку и сразу очутился под капитаном. Всё же, боксёр – есть боксёр, бороться с ним бесполезно. Теперь капитана было не остановить.
- Ты такой сексуальный, когда сердитый, любому можешь голову вскружить. Мой лисёнок… Мой майор… Мой муженёк… - шептал интеллигент, совсем неинтеллигентно лапая брыкающегося тёзку. – Отоспишься в могилке. Лови момент, пока мы молоды и полны сил, позволь себе приятно провести время.
- Сука, иди ты к своим мальчикам в помаде! – крикнул Лисицын, пытаясь отпихнуть от себя тёзку.
- У меня только один мальчик. Самый лучший, самый любимый… Самый ревнивый. Константин Львович его зовут.
Котов, в отличие от Лисицына, был в настроении. Он вообще чаще своего капризного напарника находился в настроении и умел передавать ему своё возбуждение, зная, что именно его заводит, безошибочно угадывая желания и чаяния. За долгие годы совместной жизни мужчины изучили друг друга, но наблюдательный и чуткий капитан преуспел в этом деле больше майора, слишком ленивого и гордого для того, чтобы замечать пусть важные, но мелочи. Вот и сейчас Котов угадал, когда припасть к губам Лисицына, какой темп задать происходящему с помощью языка, шалящего во рту майора, что шепнуть на ухо, как посмотреть в глаза...
В объятиях капитана так надёжно и уютно, что исчезает весь мир за бортом корабля для двоих, и хочется лишь качаться на волнах бескрайнего океана любви и нежности, созерцая огни маяков и звёздное небо... Лисицын больше не думал о сне. Он думал о продолжении. Чувствовать поцелуи Котова на своём теле было чертовски приятно. Этот коварный искуситель мог и мёртвого заставить хотеть большего.
- Смотри-ка, а ты на что-то способен после рабочего дня, - отвесил комплимент Лисицын.
- А ты сомневался?
- Конечно. Давай, докажи, что ты мне ещё пригодишься, интеллигент хренов.

Майор дразнил капитана своими нелестными высказываниями. И Котов стремительно и не без удовольствия принялся доказывать свою профпригодность. Лисицын отвык от такого напора со стороны тёзки, отвык ощущать его внутри себя, хоть и желал этого всем своим существом.
- Тихо, тихо, не противься. Я пришёл к тебе с миром, - шепнул Котов.
- Кому нужен твой мир? Я рассчитывал на войну. Давай, вые…бей из меня показания!
Капитан улыбнулся. Он обожал такого вот майора, провоцирующего его на боевые действия. Война – так война. Котов умел воевать и на фронте, и в спальне. И бросился в бой с присущей ему самоотверженностью, заставляя Лисицына стонать и материться. От одного только вида майора можно было преждевременно кончить: красивый приоткрытый рот с пересохшими губами, из которого вырываются похабные звуки, растрёпанные чёрные волнистые волосы, контрастирующие со светлой простынёй, сильное загорелое тело, такое покорное сейчас и отзывчивое на ласки. Капитан узнавал своего Костика, он любил его разного, но такого – особенно. Чудесный, уникальный, ни на кого не похожий. Единственный. Не вылезать бы с ним из постели, позабыв о надоевшей работе с горой трупов и совещаний, делать ему хорошо, унося на седьмое небо, продлевать эту сладкую муку, доводя до изнеможения и истерики... Такой послушный майор Лисицын, растерявший всю свою майористость за какую-то четверть часа, орущий не от злости, а от наслаждения.
Котов созерцал тёзку в момент экстаза, словно запоминая это восхитительное зрелище, до тех пор, пока и его самого не накрыл яркий оргазм. Впился зубами в шею майора, протяжно застонав.
- Вампир недоделанный, - проворчал Лисицын. – В следующий раз подушку кусать будешь.
Впрочем, сил на ругань у него уже не осталось, да и придраться было не к чему, кроме болезненного укуса. Котов постарался на славу.
- Ворчливая жёнушка, - ухмыльнулся капитан.
- За жёнушку в глаз получишь.
- Я люблю тебя, Лисёнок, - шепнул Котов на ухо.
- Угу, ещё бы ты меня не любил!... - ответил майор, засыпая в объятиях капитана с блаженной улыбкой на лице…

2015-01-13 в 12:36 

KOVALEVSKAYAA
Всё неожиданное приятно
12

Котов зашёл в лабораторию с очередными уликами. Каждый раз он переступал этот порог с волнением и трепетом.
- Привет, - Тихонов взглянул на капитана столь непристойно, что интеллигент в третьем поколении отвернулся и сделал глубокий вдох. Он был беспомощен перед этим дерзким привлекательным мальчишкой, беспомощен перед всепоглощающей страстью, которая присутствовала между ними.
- Здравствуй, Иван.
- Как официально. Ты ещё по отчеству меня назови после всего, что было.
- По отчеству – обойдёшься. Не дорос ещё, - огрызнулся Котов.
- Что с тобой? Что-то случилось?
Котов молчал. Тихонов встал, оторвавшись от монитора, подошёл к капитану и продолжил гипнотизировать своими удивительными глазищами. Это было невыносимо. Бесстрашный опер растерялся, как студент на экзамене.
- Нужно сверить отпечатки пальцев… - начал было он говорить о работе.
- Заткнись, - Тихонов вырвал пакет с уликами из руки Котова, бросил на стол и припал губами к таким соблазнительным и желанным губам. Капитан ответил на поцелуй без особого энтузиазма и прервал его очень быстро, отстранившись.
- Совсем сдурел?
- Да, я сдурел, милый, - улыбался Ваня, глядя на Котова затуманенным взором. – Как насчёт вечера? Мой в командировке.
- А мой – здесь! – воскликнул опер.
Тихонов был уверен, что Котов не откажет ему в свидании. И уверенность эта бесила капитана. Хакер вёл себя вызывающе, как победитель, в плену которого оказался такой роскошный трофей – красивый, сильный, страстный мужчина.
- И что? – недоумённо спросил Тихонов. - Когда нам это мешало?
- Всегда. Ладно, Вань, давай не сегодня…
Иван прильнул к Котову, положил руки на его широкие плечи и возразил хрипло, облизнув губы:
- Сегодня, Костя. Я приготовил для тебя сюрприз.
Растворяясь в инопланетных глазах и дурманящем парфюме, зачарованно уставившись на Тихонова, Котов чувствовал себя, как кролик перед удавом.
- Хватит с меня сюрпризов.
- Ну да, рассказывай! Ты же у нас изощрённый извращенец, тебя нужно регулярно удивлять, чтобы держать в тонусе. Я ведь был охуенен в красной помаде? Такого траха у нас ещё не было.
- Да уж… - обречённо согласился Котов, вспоминая ту роковую ночь, в которую он увлёкся общением с Иваном, потеряв счёт времени. От ярко-красной помады на губах любовника капитану сорвало крышу. Где только он не брал Ваньку тогда – в коридоре, в ванной, на кухонном столе, на балконе и, конечно, на кровати, брал грубо, остервенело, не жалея ни его, ни себя, кусая эти чёртовы накрашенные губы, впадая в эйфорию, доводя парня до экстаза, до слёз счастья, до полного изнеможения… - Ваня… Не надо больше никаких сюрпризов. Ничего не надо, - Котов сам не поверил в то, что сказал это.
- Ничего? – переспросил Иван.
- Ничего.
Тихонов убрал руки с плечей капитана, тревожно глядя на объект своего вожделения.
- Что с тобой, Костя?
- Вань, давай пока не будем встречаться. Мне слишком дорог Лисицын.
- А я, значит, дёшев?
Котов молчал. Он хотел Ваньку, как никого другого в этом мире. Но любил он Лисицына.
- И ты дорог. Но я так больше не могу.
- Так – это как?
- Как сейчас.
- Костя, давай-ка улаживай свой внутренний конфликт и не болтай ерунду. Моя маленькая попочка соскучилась по своему большому другу.
- Тебе от меня нужен только секс?
- А что, это - новость?
- Может, в оперу сходим? Или в галерею? – предложил вдруг капитан.
Тихонов взглянул на Котова, как на умалишенного.
- Господи, Костя, какая галерея?! Потрахаться некогда, а ты со своими картинами!
- Ну да, ну да, потрахаться… - задумчиво повторил Котов, опустил голову и вышел из лаборатории.
- Так ты приедешь? – уточнил Тихонов, выскочив в коридор вслед за опером.
Находясь в прострации, Котов посмотрел куда-то мимо Ивана и ответил неопределённо:
- Не обещаю.
- Да или нет? – не унимался хакер.
- Нет.
Тихонов чувствовал себя сейчас, как ребёнок, у которого отняли любимую игрушку. Он был зол, очень зол. Капитан удалился в кабинет Рогозиной, и Ваня стоял посреди коридора, обиженный на весь белый свет.

«Свято место пусто не бывает», - решил Тихонов. Его внимание привлёк приближающийся бодрой походкой Аристов.
- Привет, майор.
- Здорово, Ваня. Как жизнь молодая? – похотливо заблестел тёмными глазами мужчина, давно увивавшийся за Тихоновым, словно коршун, и несколько раз подкатывавший к нему. Хакер не мог не отметить, сколь харизматичен и хорош собой новый коллега, но на его ухаживания не отвечал.
- По-разному… Работы много?
- Терпимо.
- Ну, раз терпимо, пойдём кофе попьём?
- Пойдём. В каком ресторане ты желаешь испить кофе? – улыбнулся Аристов. То, что надменный мальчишка вдруг заговорил с ним первый, весьма удивило майора. Интуиция подсказывала, что это – неспроста.
- Я вообще-то имел в виду буфет, но… Ресторан – на твой выбор, Рома.
Упускать шанс узнать очаровательного паренька поближе было бы глупо, и, раздевая Тихонова взглядом, Аристов произнёс:
- У меня дома новая кофемашина, такой мощный агрегат – просто зверь! Хочешь посмотреть?
- Да, Рома. Я бы хотел посмотреть на твой агрегат, - обворожительно улыбнулся Тихонов.
- Отлично, замётано. Ты здесь долго ещё?
- Пару часов, не больше.
- Я зайду за тобой.
- Договорились.

Вечер обещал быть весёлым. Ваня не сомневался в том, что майор Аристов оправдает его ожидания в постели.

2015-01-13 в 12:37 

KOVALEVSKAYAA
Всё неожиданное приятно
13

- Доброе утро! – поприветствовал бодрый мужской голос.
- Угу, - отозвался Иван, накрывшись одеялом с головой, и продолжил смотреть сны.
- Тихонов, подъём! – рявкнул обладатель бодрого голоса прямо в ухо. Ноль реакции в ответ.
Поняв, что традиционным способом разбудить спящего крепким сном хакера не получится, майор, хитро улыбаясь, одним рывком сбросил с него одеяло.
- Ну, сейчас я устрою тебе доброе утро!
Почувствовав, как его ноги раздвинули и подняли наверх, Иван, наконец, начал подавать признаки жизни:
- Серёжа…
- Какой я тебе Серёжа?!
- Костя… - тут же исправился Тихонов, назвав другое имя.
- Какой ещё нахрен Костя?! – возмутился мужчина.
Снова не угадал. Пришлось приоткрыть один глаз.
- Аристов?.. – удивлённо протянул Иван.
- Ну да, это – я, - широко улыбнулся майор. Наконец-то его признали.
- Ты откуда здесь? – непонимающе заморгал Тихонов.
- Я тебе снюсь.
- А, понятно, - и Ваня снова задремал, вернувшись в объятия Морфея.
- Вообще-то, я здесь живу, - внёс ясность Аристов.
- Тогда… Откуда здесь я? – Иван напряг мозг.
- А я тебе сейчас напомню, - и майор бесцеремонно ворвался в податливое тело коллеги. Это действие моментально разбудило Тихонова. Он широко распахнул глаза, шумно выдохнул и вцепился ручонками в смятую простыню, словно в спасательный круг посреди водоёма. Несколько движений Аристова внутри распутного паренька, и пробуждение стало окончательным.
- Рома… Блядь! Рома! Хорошо-то как!... – квартира майора наполнилась услаждающими слух стонами. Аристов обожал секс по утрам, а также - по вечерам, ночам и средь бела дня. Но круглосуточное соитие было трудноосуществимо по ряду причин, главной из которых являлась работа, отнимающая время и силы. А тут, видишь ли, такой же озабоченный парень удачно под руку подвернулся. Уж его-то майор всегда готов был драть до изнеможения, чем, собственно, и занялся вчера.
Иван получил то, что хотел. На душе было погано после отказа Котова, необходимость развеяться и забыться всё настойчивее напоминала о себе, и у хакера это получилось. Только вот сейчас стало ещё поганее. То есть, было, конечно, восхитительно, но хреново. Хотелось поскорее скинуть с себя этого случайного любовника, посетить ванную комнату и умчаться вон из чужой квартиры.
- Молодец, хорошо поработал, - похвалил Тихонов вспотевшего Аристова, вылезая из-под него.
- Молодец, хорошо дал.
- Мидии обычно закрыты. А раскрываются они только когда под горячую воду попадают… - продемонстрировал Тихонов свои познания в кулинарном искусстве.
- Чего? Ты бредишь? – не въехал майор в произнесённое юным другом. – При чём тут мидии? Кофе с яичницей – вот это тема. Пошли завтракать.
- Что-то нет аппетита, - пробурчал Иван. На самом деле он был жутко голоден, но решил потерпеть до приезда на работу, где его будут ждать бутерброды с колбасой и капитан Котов. Однако, когда через несколько минут с кухни донёсся аромат свежесваренного кофе и поджаренного бекона, Тихонов понял, что до работы не дотерпит – захлебнётся слюной. Присел за стол, пытаясь вести себя надменно, но глаза выдавали его.
- У кого тут нет аппетита? – уточнил Аристов, поставив перед ночным гостем тарелку с завтраком. Тихонов помедитировал немного для приличия, покручивая вилку в руках, и набросился на содержимое тарелки. Майор ухмыльнулся: – После такого марафона сразу обедать надо, не то, что завтракать.
Подождав, когда вечно голодный хакер насытится, Аристов бросил на него тяжёлый взгляд исподлобья.
- Ну что, Тихонов? На работу вместе поедем или порознь?
- Вместе, Рома, вместе.
В глубине души Ваня мечтал о том, чтобы Котов увидел его, вылезающего из машины другого мужчины.

- Девушка спрятана где-то в Ваших подвалах! –заверил сотрудника химического завода майор Лисицын.
- Вся территория круглосуточно охраняется, у нас видеонаблюдение и забор по периметру, - возразил немолодой мужчина в синем халате.
Невыспавшийся подтормаживающий Котов косил глазом пуще прежнего и вообще плохо понимал, куда его занесло этим прекрасным, но ранним утром. Однако, он знал волшебные слова, при помощи которых можно было беспроигрышно обозначить свою значимость. Одним из этих слов было «так».
- Таааак… - что говорить дальше, он придумал не сразу. – А за забором что за здание?
- Это – не наше. Мы часть территории в аренду сдали.
- Значит, проход там свободный, да? – уточнил Лисицын.
«Свободный, так же, как и у тебя в заднице, лисёнок», - чуть было не произнёс вслух Котов.
Опера отправились исследовать те самые сданные в аренду метры. Вдруг майор остановил капитана и, приглядевшись к земле под ногами, торжественно объявил:
- Это – след от протектора машины подозреваемого! Она где-то здесь. Ты проверь, что за этой дверью, а я – что за той, - распорядился Лисицын.

Яркий луч фонаря выхватил из темноты подвала нечто светлое и дрожащее. Нет, это была не крыса-альбинос, а девушка-блондинка. Она тихонько вскрикнула, завидев мужчину с фонарём. Силы её были на исходе: сказывались последствия действия хлороформа, отсутствие воды и пищи и холод в помещении. Выглядела девушка прекрасно и жалко одновременно: лицо её было перепачкано в грязи и потёкшей от слёз туши для ресниц, губы приобрели синеватый оттенок, одежда разорвана, белокурые волосы растрёпаны, руки привязаны верёвкой к трубе…
- Не бойтесь, всё будет хорошо! – заверил её Лисицын, поймав себя на том, как же ему наскучило повторять одни и те же банальные слова, не несущие смысловой нагрузки и не имеющие ничего общего с реальностью. Конечно, хорошо не будет, а если и будет, то далеко не всё. И почему бы ей, беззащитной хрупкой девушке не бояться его, мужчину в самом рассвете сил?..
- Узнала меня?
Она кивнула.
- Вы покупали пельмени в магазине в тот вечер… Константин?
- Он самый. Лисицын Константин Львович, майор ФЭС. Неисповедимы пути господни. Поняла теперь, Марина, где можно оказаться, если отказываешь в знакомстве достойному парню? – пытался шутить Лисицын. Получалось не очень. – А так сидела бы сейчас у камина, уплетала шашлыки и пальчики облизывала… или ещё что-нибудь, - добавил он чуть слышно и опустился на корточки рядом с девушкой. – Вот ведь, какая ирония судьбы. Ты меня отшила, а я тебя спасаю. Я теперь - твой герой, хочешь ты этого или нет, - он провёл пальцем по её щеке, затем – по нижней губе. Блондинка задрожала пуще прежнего, почуяв неладное. – А героев надо благодарить. Знаешь об этом?
Тёмный подвал, гордая, но сейчас такая доступная девушка, отсутствие свидетелей и уверенность в безнаказанности собственных действий опьяняли Лисицына, затуманивая рассудок. А ещё она восхитительно пахла дорогими духами, которые не выветрились за долгие часы подземного заточения.
- Марина, какая ты славная…Светлая, чистая… - он вытирал её испачканные щёки салфеткой, гладил по голове, успокаивая, и покрывал лёгкими поцелуями лицо. – Так бы и съел тебя.
Девушка отстранилась от майора настолько, насколько ей позволяли привязанные к трубе руки, и залепетала:
- Развяжите меня, пожалуйста, отпустите меня…
- Отпущу, конечно, я за этим сюда и пришёл. Замёрзла?
Она кивнула.
- Я тебя согрею, милая, - он снял с себя куртку.
Нестерпимо хотелось присунуть ей прямо здесь. Лисицын положил фонарь на пол и приблизился к девушке. Она продолжала что-то жалобно пищать тихим охрипшим голоском, словно мышка, и вяло отбиваться. Но силы были не равны.
- Не бойся, милая, я – не маньяк, я буду нежен.
За время своей работы в ФЭС Лисицын спас десятки женщин. Но что он получал взамен? Максимум – телефонный звонок со словами благодарности, да копеечную премию от Рогозиной. Ему надоело быть Робин Гудом. А ещё надоело терпеть лицемерие. Все они были такими правильными, соблюдающими приличия, не прыгающими в койку на первом же свидании, но он-то знал, что они только об этом и мечтают. К чему все эти условности и приличия, если завтра может и не быть? Необходимо было разорвать шаблон, побыть плохим парнем. Взять её здесь, в мрачном сыром подвале, такую правильную блондиночку из хорошей семьи, расширить её сознание этой случайной связью. Она наверняка не догадывается, что отдаваться мужчине можно не только в спальне, но и в таких вот экзотических местах.
Лисицын освободил девушку от верёвки за запястьях, и она вздохнула облегчённо, решив, что странный майор закончил домогаться её, но радость оказалась преждевременной. Он поставил Марину в коленно-локтевую позу, причём одним коленом она угодила в лужу.
- Костя, перестань пожалуйста, не надо, я прошу тебя! Ты же майор ФЭС!..
- Да, моя хорошая. Сейчас ты узнаешь, какой я майор, - ухмыльнулся Лисицын.
Под юбочкой он обнаружил белые кружевные трусики. Опытный опер знал, что кружевное бельё обычно носят темпераментные барышни. Так что, новая знакомая, скорее всего, являлась далеко не фригидной. Впрочем, ему было всё равно, будет ли ей хорошо, он думал лишь о своём удовольствии. Аппетитная задница, обтянутая морозным узором из тонкого кружева, сводила с ума.
Лисицын приспустил брюки. Выдержки не хватало, и он весьма грубо вошёл в девушку, которая вскрикнула жалобно. Такая прохладная снаружи и горячая внутри, она всё сильнее заводила майора. Побыв деликатным поначалу, он начал безжалостно долбить её с юношеским задором. Она чуть слышно всхлипывала, а потом вдруг начала постанывать. Похоже было на то, что ей нравилось, что делает Лисицын. Она лежала частично в луже, частично – на холодной земле и наслаждалась обществом наглого опера.
Излившись в блондиночку, майор повалился на неё, тяжело дыша, окончательно впечатав бедняжку в грязь.
- Ну, вот и познакомились… Не сердись на меня, милая. Прости, сорвался…
Он застегнул ширинку, поднял с пола заплаканную чумазую девушку и помог ей выбраться из подземелья на свет божий.

2015-01-13 в 12:38 

KOVALEVSKAYAA
Всё неожиданное приятно
Марину, накрытую курткой майора, несли на носилках к машине скорой помощи. Капитан наблюдал за происходящим, недобро глядя. И уж совсем гневно посмотрел на тёзку после фразы, сказанной девушке:
- Ну, как насчёт ужина под грузинским соусом? Пальчики оближешь!
Она широко улыбнулась сквозь слёзы, ответив:
- Спасибо, я подумаю…
- Подумай. А вы аккуратнее там! – дал Лисицын указание медикам. Скорая помощь скрылась за поворотом, а майор продолжал смотреть ей вслед, нюхая воротник своей куртки, пропахший духами Марины.
Котов напряжённо молчал. Затем приобнял тёзку и передразнил его:
- Пальчики оближешь! – и продемонстрировал, как правильно произносить данное словосочетание – проникновенно и с придыханием: - Пальчики облииижешь… Чувствуешь разницу?
Лисицын непонимающе уставился на Котова. Капитан махнул рукой, давая понять майору, что в отношениях с женщинами тот безнадёжен.

Они встретились в том же магазине через пару месяцев, на сей раз – в отделе с фруктами. Соседи не могут не сталкиваться в магазине продуктов время от времени. Марина была бледна и печальна. Лисицын чувствовал себя неловко, помня о содеянном им в том подвале.
- Привет. Как ты?
Она не отреагировала, опустив голову и проследовав мимо с тележкой. Он пошёл за ней.
- Постой, Марина! Ты прости меня за тот случай. Не знаю, что на меня нашло. Не сердись, ладно?
- Ладно, - устало произнесла она.
- Если ты не любишь грузинскую кухню, могу предложить итальянскую или японскую! Поужинаешь со мной?
- Спасибо, Костя, но я сейчас мало ем.
- Диета? Тогда мы можем просто выпить чая, – не унимался Лисицын. – Молочный улун, пуэр, - начал он демонстрировать свои познания в сортах чая. – А ещё у меня дома есть такой вкусный пирог с вишней…
- Пальчики оближешь, - ухмыльнулась она.
- Да, да, оближешь.
Вдруг девушка присела около тележки и закрыла глаза.
- Марина, что с тобой? Тебе плохо? – встревожился Лисицын.
- Ничего, сейчас пройдёт. Голова закружилась.
Майор открыл бутылку с холодной минеральной водой и протянул девушке.
- Спасибо… - она отпила немного и умыла лицо.
- Я довезу тебя до дома.

Всю дорогу она смотрела куда-то вдаль. Её глаза цвета сегодняшнего пасмурного неба были влажными от слёз. Лисицын совершенно не знал, о чём говорить. Зато Марина знала.
- Костя, у меня будет ребёнок. От тебя.
Майор нажал на тормоз, машина вильнула вправо.
- Ты уверена?
- Уверена.
- Вот это я метко выстрелил…
Он сделал глубокий вдох, пытаясь прийти в себя после услышанного, насколько это было возможно.
- Ты не беспокойся, мне от тебя ничего не нужно. Просто я решила не делать аборт.
- Так это же здорово! – воскликнул Лисицын в состоянии аффекта, убрав руки с руля и, не глядя на дорогу, обняв девушку.
- Осторожно, Костя!
- Да-да, я буду осторожен. Ребёнок… Господи… Марина… Никаких абортов, даже не думай об этом! Я буду заботиться о тебе, у нас родится самый лучший ребёнок на свете! Я даже могу стать твоим мужем, если хочешь! – затараторил майор.
- Не хочу. Я тебя знать не знаю, а фиктивный брак мне не нужен.
- Обещай мне, что не сделаешь аборт.
- Обещаю.
- И что будешь правильно питаться, не пить, не курить…
- Я и так не пью и не курю.
- Я сразу понял, что ты – хорошая девушка.
Она улыбнулась.
- А вот я до сих пор не пойму, что ты за парень.
- Я – своеобразный парень. Но я давно хотел ребёнка.
Жизнь майора Лисицына налаживалась, приобретая новые краски. Из-за туч показалось солнце, освещавшее величавые дома жилого комплекса «Алые Паруса». В одной из квартир скоро послышится задорный детский смех – два папы с одинаковыми именами будут играть с голубоглазой малышкой.


26.10.2013

2015-01-13 в 20:45 

Очень даже удачно! Как гриццо, не было бы счастья, да несчастье помогло ))
Мне даже это напомнило ))


2015-01-13 в 20:49 

KOVALEVSKAYAA
Всё неожиданное приятно
Алика Сплюшка, и правда, иллюстрация к месту :heart:
(если помнишь, из какой серии это очарование - намекни)

2015-01-13 в 21:12 

KOVALEVSKAYAA, вроде это из серии "Идеальная мать"

   

ФЭС: Слеш по сериалу "След"

главная