Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:07 

В клубе

KOVALEVSKAYAA
Всё неожиданное приятно
Автор: Kovalevskaya
Название: В клубе
Пэйринг: Гранин/Тихонов, Белозёров/ОМП
Рейтинг: R
Размер: а чёрт его знает, какой размер
Жанры: Слэш (яой), Юмор, Повседневность, AU
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика, ОМП, Кинк

Продолжение к "Подводка" - sled-slesh.diary.ru/p185698903.htm



- Погода – сказка… - улыбался Белозёров, глубоко вдыхая февральский воздух, скорее, напоминающий апрельский, в связи с аномальным потеплением, благодаря которому можно было спокойно ходить без головного убора и в кожаной куртке, что, собственно, Сергей и делал. Сегодня на нём была куртка ярко-жёлтого цвета, привлекающая внимание. Но ещё больше внимания привлекал Иван, накрашенный Белозёровым перед выходом с работы. Чувствовалась рука мастера – глазёнки хакера, и без того выразительные, стали теперь, мягко говоря, нескромными.
- Рано радуешься. Ледяной дождь обещали, - вернул Иван коллегу с небес на землю.
- Ну и прекрасно. Романтика…
Сотрудники ФЭС находились в центре города у входа в ночной клуб специфической направленности – небольшой, уютный, с отличной музыкой и низкими ценами. Как и большинство подобных заведений, он располагался в подвале, имел название, но не имел вывески, и войти в него можно было лишь предварительно заказав столик, позвонив в звоночек и дождавшись, пока охранник откроет несколько дверей. Более того, вход в данный клуб осуществлялся через магазин «Цветы». Всё это было сделано из соображений безопасности: налёты гомофобов на гей-клубы в последнее время участились, да и российские законодатели не жаловали инакомыслящих людей, стремительно и верно скатываясь назад в прошлое.
Накануне мужского праздника - двадцать третьего февраля желающих потусить в этом известном месте было, наверняка, много, но основная масса посетителей ожидалась, как обычно, ближе к полуночи. С одной стороны, это хорошо – не будет душно и накурено. Но с другой стороны…
- Господи, семь часов… - протянул нараспев Белозёров. – Детский утренник. Куда мы так рано?
- Ладно тебе, Серёга. Народу мало будет, классно же.
- Чего классного?! Я здесь как раз для общения с народом! Помнишь того брюнетика? Огоооонь!
- Помню, помню. Ты это… Постарайся не нажираться сегодня, как тогда.
- Хорошо, я буду вести себя прилично, - ухмыльнулся Белозёров. – Но алкоголь способствует общению.
- Общаться с тобой Шустов будет с утречка, всех брюнетиков припомнит, мало не покажется, - Иван захихикал. В прошлый раз коллега зажигал с незнакомцем сперва – на танцполе, потом – в сортире, а после – чуть не уехал с ним в неизвестном направлении.

Белозёрову сделалось скучно. Они ждали Гранина уже полчаса.
- Ну, и где наш Павлуша? В пробке? Что-то стало холодать. Не пора ли нам поддать? – Сергей вынул из кармана миниатюрную бутылочку виски. Вторую бутылочку передал Ивану, неодобрительно смотрящему на это действо. – Не выёживайся, держи! Ты такой унылый. А тебе нужна блядинка в глазах при таком-то макияже!
- Чёрт, я уж и забыл об этом… - спохватился Тихонов, взглянул в зеркало и в очередной раз не узнал себя, нецензурно прокомментировав увиденное.
Белозёров чокнулся бутылочкой с другом.
- Ну, за добрый вечер и за брюнетиков!
- Да ну тебя нахрен, Серёга… - пробурчал недовольно хакер, предчувствуя, что кое-кто опять пустится во все тяжкие, но всё же выпил согревающее зелье. Поморщился. Закусил конфетой, вложенной в его руку Белозёровым.
- Так-так! Распиваем спиртные напитки на улице?! – послышался суровый голос с металлическими нотками за спинами парней. Суровый, но приятный и родной. Впрочем, узнан этот голос был не сразу. Белозёров уже набычился, собравшись предъявлять волшебное удостоверение, дабы заткнуть рот человеку, посмевшему нарушить импровизированный фуршет. Но, обернувшись, вздохнул облегчённо.
- Павлик! – воскликнул Тихонов и бросился на шею к капитану Гранину, чмокнув его в щёку.
Иван обожал Павла: с ним можно было и работать без напряга, в отличие от большинства нервных оперов, орущих на сотрудников лаборатории по поводу и без, и поговорить на задушевные темы, и посмеяться, и посплетничать, и потусить… И что-то более интимное, наверняка, тоже было с ним возможно, но Тихонов гнал от себя эти мысли, не желая потерять такого хорошего друга и всё испортить, ведь в его жизни уже были ситуации, когда дружеский секс заканчивался полным прекращением общения с человеком. Поэтому хакер старался не переступать ту запретную грань, которую он сам установил между собой и капитаном Гранином, чья фамилия постоянно напоминала о данном обещании.
- Салют, капитан. Напугал ты нас, мерзавец, - поприветствовал Белозёров коллегу.
- Ой ли! – улыбнулся Гранин во все свои белоснежные зубы, достойные голливудского актёра.
Иван тем временем так и продолжал виснуть на друге, осознав, как соскучился по нему.
- Господи… - вздохнул Сергей, созерцая эту трогательную сцену с некоторым раздражением. – Ванятка, вискарь – не твой напиток. Вернись к нам.
Опомнившись, Тихонов ослабил объятия и затрещал:
- Как твои дела? Всё в порядке? Что случилось? Ты попал в пробку?
- Тише, тише, Ванька, притормози, я не успеваю за тобой, - улыбался Гранин.
- На вот, держи, поймай наш темп, - протянул Сергей Павлу аналогичный предыдущим дринк и воскликнул: – С мужским днём нас! К чёрту баб!
- Я бы не был столь категоричен, - возразил Гранин. – Всё-таки, женщины имеют некоторое отношение к нашему рождению.
- Не спорю, не спорю. Мама – это святое, - согласился Белозёров. – Женщины – это парадокс. Сначала они дают нам жизнь, а потом не дают нам жить… Но сегодня – не день матери.
- И вообще, праздник – завтра, - поправил его Гранин.
- Зануда ты, Павлик. Кто празднику рад – за неделю пьян. Давай, пей уже!
Все трое дружно накатили и закусили белозёровскими конфетами.
Не смотря на нахождение в центральной части города, переулок, где дислоцировались сотрудники ФЭС, был весьма тёмным. Лишь скупой свет фонаря вдалеке позволял разглядеть друг друга, да ярко-жёлтая куртка Сергея добавляла красок в этот зимний вечерний мрак. Тем не менее, Гранин пригляделся к Тихонову и, как бы невзначай, включил телефон, чтобы удостовериться в увиденном им.
- Ого! Иван… Ты прекрасен, как никогда! – произнёс капитан восхищённо.
- Да ерунда… Прикалывались с Серёгой, накрасил он меня…. – отвернулся было хакер, смутившись, но Гранин не позволил ему спрятать лицо, схватив за подбородок.
- А мне нравится. Все будут у твоих ног.
- Да мне всех-то не надо, куда мне… Не справлюсь…
- Ну, не скажи, в тебе энергии – на пятерых, - возразил Павел.
- Это точно. Вот и работает за пятерых, - хихикнул Белозёров и скомандовал: – Так, допивайте – и пошли. – Вдруг что-то отвлекло завсегдатая клуба. – А это ещё кто? Прелестное создание…
Парни обернулись, пытаясь понять, о чём говорит коллега. Чуть поодаль стоял худенький светловолосый подросток с длинной чёлкой, болтающий по телефону и потягивающий пиво из банки.
- Не помню такого. Новенький, - резюмировал наблюдательный Иван.
- Значит, нужно это исправить и познакомиться.
- Серёга, не забудь проверить его паспорт, если что, - ухмыльнулся Гранин, намекая на возраст новенького. – А то мало ли, как жизнь повернётся…
- Да мне похуй. Четырнадцать есть – и ладно. Чем моложе – тем слаще. Люблю портить юных. Это так захватывающе… И потом, не могу же я оставить ребёнка без опеки, ведь я – сотрудник Федеральной экспертной службы.
- Скорее – педеральной, - поправил его Тихонов.
- Так, отставить разговорчики в строю!
Обычно некурящий Белозёров достал сигарету и не спеша продефилировал к незнакомцу, словно охотник – к добыче, демонстративно щёлкая зажигалкой. Иван и Павел только многозначительно переглянулись, широко улыбаясь и наблюдая за этим действом.
- Добрый вечер. Огонька не найдётся? Эти зажигалки – такие ненадёжные… Впрочем, как и люди…
Паренёк завершил свой телефонный разговор, засуетился, начал рыться по карманам…
- Пошёл процесс, - прокомментировал Гранин.
До них доносились только обрывки фраз, тем не менее, основные моменты можно было расслышать:
- Ждёшь кого-то?
- Да нет… Наверное уже никого… - ответил смутившийся паренёк.
- И правильно. Нет смысла ждать того, кто не придёт. Такой молодой, и такой грустный… Кто-то умер?
- С парнем поссорился…
- Это – обычное дело. К счастью, это не смертельно. Присоединяйся к нам. Негоже одному ходить по клубам. Не комильфо. Молодым нужна надёжная опора и опека старшего товарища. Могу предложить своё сильное мужское плечо на сегодня.
Тихонов нервно рассмеялся:
- Надёжная опора?! О Боже… Это ещё кто на кого опираться будет к утру…
Белозёров и незнакомец помурлыкали ещё немного, как два озабоченных кота, пытающихся снюхаться, и, взяв парнишку под руку, Сергей вернулся к друзьям.
- Господа, это – Максим. Максим, это – Павел и Иван. Ты не бойся их, Максимка. Они – проверенные временем и совместной работой ребята. Не обидят, скорее – наоборот. Этот – хакер, этот – опер. У нас вообще роскошные опера. Правда, есть несколько больных на голову…. Но они сейчас не с нами, и слава богу. Паренёк разглядел Гранина, насколько это было возможно в полутьме, и залился румянцем смущения.
- Очень приятно… Привет… - вяло, но почти синхронно произнесли все трое.
- А будет ещё приятнее! – заверил Белозёров. - Пойдёмте внутрь, хватит задницы морозить!
- А Вы – правда хакер? – уточнил Максим у Тихонова.
- Есть немного.
- Круто!
- И не говори... Так круто, что на нарах можно оказаться.

- Здравствуйте! У вас заказан столик? – встретил прибывшую компанию охранник.
- Ещё как заказан, милый, - игриво стрельнул глазами Белозёров в накаченного мужчину, любуясь обнажёнными бицепсами и попутно вспоминая его имя. Помог бэджик на груди. – Алекс, ты забыл меня, мерзавец? Я обижусь и больше не приду сюда!
Белозёров имел восхитительную ночь с этим качком однажды. Дело было прошлым летом.
Охранник потупил немного, уставившись на красавчика в жёлтой кожаной куртке, затем внимательно изучил остальных и пробасил:
- Помню. Проходите. Хорошего вам отдыха.
- Спасибо. Нам вряд ли будет плохо с такой охраной, - Белозёров не отказал себе в удовольствии дотронуться до сильной руки мужчины. – С наступающим, милый. Уверен, ты был десантником, - не унимался Сергей. Охранник угрюмо промолчал в ответ. Ему явно не нравились подобные вопросы. – Что, я не угадал?.. Всё-всё, молчу…
- Угадал, - произнёс, наконец, двухметровый бугай.
- Бинго! И что мне за это будет? – продолжил заигрывать Белозёров.
- Бесплатный коктейль, - ухмыльнулся охранник, закрывая тяжёлые двери за парнями, спускающимися по лестнице, ведущей в самое сердце логова разврата, манящее в себя мерцающими огнями и громкой танцевальной музыкой.
- Договорились! Чур набрудершафт! – подмигнул Сергей шикарному мужчине.
- Уймись, Серёга, - осадил его Гранин.
- А с чего мне униматься-то? Я свободен от брачных уз и обязательств, и волен делать всё, что захочу. Я прав, цыплёнок? – он потрепал по голове нового знакомого, испортив ему укладку. – Какие у тебя мягкие волосы… Что за бальзам ты используешь?
- Японский какой-то…
- Я тоже поклонник японских средств по уходу за волосами. А вот Ваня в этом ничего не смыслит, моет голову чем попало…
Иван выглядел утомлённым.
- Я устал от Серёги, - пробурчал он на ухо Гранину.
- Понимаю, - улыбнулся капитан.
Гранин и Тихонов чинно проследовали к зарезервированному столику, сдержанно поздоровавшись с барменом, знакомым до боли, радости и похмелья. Белозёров же обнялся с барменом как с родным. Ещё бы, столько было выпито за стойкой бара и столько станцовано на ней… Изучил спецпредложение на сегодня, нахмурился и прокомментировал прочитанное:
- Каждая вторая рюмашка – бесплатно после полуночи? А для меня, милый? Надеюсь, каждая первая?
- Посмотрим на твоё поведение, - не растерялся бармен.
- Ах, шалунишка… Поведение моё будет таким, что я всех поведу за собой! – заверил Сергей.
Посетителей было немного – две воркующие юные парочки и мужчина, потягивающий пиво. Танцпол пустовал. Настоящее веселье здесь должно было начаться часа через три. А пока можно было выпить, закусить, обсудить новости и расслабиться после тяжёлой рабочей недели на мягких диванчиках.
Изрядно помучив подошедшего официанта, Белозёров всё же сделал заказ. Тихонов успел вздремнуть, пока Сергей допрашивал с пристрастием парня о степени просоленности малосольных огурцов, о свежести форели и о водоёме, в котором она была выловлена, о том, знаком ли местный повар с термином «альденте»… Удовлетворившись ответами на все свои вопросы, Сергей, наконец, определился с ужином.
- Вань, Вань… - разбудил Гранин Тихонова. Он уставился на опера непонимающими сонными накрашенными глазищами. – Ты что есть будешь?
- Он кончил? Не может быть! – удивился хакер.
- Не кончил, а закончил, - поправил коллегу Белозёров. - Кончу я чуть позже, Иван.
- Так чего ты будешь-то?
- Мне всё равно, Павлик. Согласен на бутерброд с колбасой, - не проявил интереса к изысканным яствам Иван. – Я сюда отрываться пришёл, а не жрать.
- Понятно. Тогда я буду ответственным за твоё питание сегодня, а колбасу на работе есть будешь, - быстро изучив меню, голодный опер сделал заказ.
- Как это мило, Павлик… Ответственный… - улыбнулся Тихонов, потянулся и устроился поудобнее на уютном диванчике, положив голову Гранину на плечо.
- Они классно смотрятся вместе, - заметил юный блондин, обращаясь к Белозёрову.
- Ты так считаешь? – Сергей задумался, созерцая коллег. – Знаешь, мне так надоели эти мордашки, которые я вижу каждый божий день, что я уже не могу адекватно их оценивать. Поэтому мне всегда хочется чего-то новенького и свежего, как ты, мой хороший.
- Давно они вместе? – поинтересовался Максим.
- Целую вечность, - хихикнул Белозёров. – Уж года три на одной работе. Ребятки, вы слышали? Максимка решил, что вы – пара.
Гранин и Тихонов озорно переглянулись и заулыбались.
- Ну вот, опять спалились… - вздохнул опер.
- Не расстраивайся, дорогой, - подыграл ему хакер, приобняв за плечи на мгновение, потому как дольше не смог: внезапно волна возбуждения накрыла его, приятно взволновав до дрожи в пальцах. Испугавшись своей реакции на прикосновение к горячей коже Павла, Иван сделал глубокий вдох и постарался прийти в себя, пытаясь проанализировать свои ощущения и их причину.
Надо признать, Гранин выглядел сногсшибательно. Обычно для этой самой сногсшибательности ему достаточно было максимально обнажить сильные загорелые руки и уложить волосы определённым образом, что он, собственно, и сделал. Его прекрасное тренированное тело сегодня было скрыто за майкой, жилеткой и довольно узкими джинсами. Тихонов хотел видеть это тело без одежды, трогать его, чувствовать его. Всегда хотел, но сейчас – особенно. Упругие бицепсы, широкие плечи, кубики на прессе… Задумался о том, какой он в постели. Воображение рисовало хакеру откровенные и запретные картинки близости с опером. Им было бы хорошо вместе, они, как два пазла, идеально подходили друг другу, Тихонов был в этом уверен, но, так же, он был уверен и в том, что одна лишь ночь могла бы испортить их отношения – такие светлые и невинные, приятельские, но не любовные.
- Вань, ты – с нами?
А этот голос… Можно кончить от одного лишь его голоса…
Тихонов не понимал, что с ним сегодня происходит. Опомнившись от наваждения, залпом выпил стакан воды.
- Я тебе шампанское налил, а ты воду хлещешь, - возмутился Белозёров. Пропустив его замечание мимо ушей, Иван вскочил из-за стола.
- Сейчас приду… - и направился в сортир.
Умылся, уставился в зеркало. Подводка на веках размазалась и потекла. И что-то ещё было не так в отражении. Он чувствовал себя как-то странно. Кружилась голова, пульс был учащённым… Списав своё состояние на духоту в помещении и на усталость, хакер вернулся на диван к своим спутникам.
- С тобой всё в порядке? – уточнил Гранин.
- Да, спасибо, - еле слышно ответил Тихонов.
- Ты какой-то бледный.
- А когда я другой-то был? – отмахнулся Иван.
- Что-то ты мне не нравишься, - произнёс опер, вглядываясь в друга.
- Какой облом. А я-то надеялся, что нравлюсь… - сострил Тихонов, теряясь в тёмных глазах капитана и удивляясь себе: он редко осмеливался говорить с мужчинами столь фривольно.
Белозёров втирал новому знакомому увлекательные истории о своей работе. Мальчишка внимал его рассказам, открыв рот. Похоже было на то, что коварный Серж успел заворожить несмышлёныша.
- …А когда мы поймали это маньяка, оказалось, что он люто ненавидел свою первую жену и убивал всех женщин, которые были похожи не неё. Можешь себе такое представить, котёнок? Всех молоденьких блондиночек чикал ножиком и оставлял себе на память прядь их волос. Вот, до какого безумия дамы доводят. Так что, смотри, не сбейся с пути, общайся лучше с мужиками.
Дождавшись, когда Сергей сделает паузу в поучительной беседе с представителем подрастающего поколения, Гранин взглянул на коллегу с укором.
- Простите, что перебиваю, но я предлагаю вспомнить, по какому случаю мы здесь сегодня собрались и наполнить наши бокалы, чем Бог послал.
- О, да у нас тамада нарисовался! Ну, что же, Павел, защитник наш, покоритель горячих и холодных точек, давай, жги! Задвинь красивый тост, – оживился Белозёров.
И Гранин задвинул тост. Красивый, длинный, с глубоким смыслом, с воспоминаниями о горячих точках и с юмором, в завершение своей пространной речи отметив, что некоторые его друзья-сослуживцы не одобрили бы его сегодняшнее местонахождение, посчитав, что гей-клуб – не место для отмечания дня защитника отечества, но он категорически не согласен с такой постановкой вопроса, поскольку все вольны проводить свой досуг как им заблагорассудится, о вкусах не спорят…
Гранин говорил так спокойно и медленно, а Тихонов зачарованно смотрел на него, пропуская мимо ушей половину из сказанного, но наслаждаясь уникальным тембром его голоса и размышляя о том, что за этой прохладной сдержанностью капитана наверняка скрывается огонь, да такой, что хрен потушишь, если он вырвется на волю.

В руку Ивана, находящегося в блаженной прострации, заботливо вкладывали то сосуд с напитком, то вилку с закуской, а он послушно пил, ел и время от времени комментировал музыку, доносящуюся из колонок, сокрушаясь относительно того, сколько новинок он пропустил за те не сколько месяцев, что не был здесь…
- Это же новый, новый! – вскрикивал хакер периодически, пугая Белозёрова.
- Кто новый?
- Ремикс! На Леди Гагу!
- Господи, Ваня, мне похер на новые ремиксы, я хочу новых ощущений. А ты, цыплёнок? Пойдём танцевать? – обратился Сергей к захмелевшему подростку. – Мне нужна движуха. Пора растрясти калории и слиться в страстном танце, как небо и луна, как бутон и стебель… - и Белозёров потащил паренька на танцпол, слегка виляя бёдрами и бросая похотливые взгляды по сторонам, попутно соблазняя прибывших завсегдатаев клуба.
- Ты веришь в то, что он был женат? – задумчиво произнёс Гранин, глядя на выкрутасы коллеги.
- Я верю в то, что он должен быть замужем, - ответил Тихонов, вяло ковыряясь вилкой в рыбе.
- А вот это – в точку.
Бедро – к бедру, плечо – к плечу… Опер и хакер сидели так близко. Возможно, на работе они бы и не заметили этого: порой расследование преступлений так увлекает, что склоняться к монитору вместе, изучая местонахождение подозреваемого и опаляя щёку коллеги своим дыханием, - вполне естественно. Но сейчас, в неофициальной обстановке, близость опьяняла похлеще шампанского и коньяка. Иван закинул ногу на аналогичную конечность старшего товарища, приобнял его, ткнулся холодным носом в ухо, как щенок – в хозяина.
- Хорошо-то как… - выдохнул блаженно.
- Охуенно, - согласился Павел.
- Павлик… У тебя новый парфюм, - констатировал хакер, принюхавшись к коллеге.
- Ни разу не новый, - улыбнулся капитан.
- Вот я – лох… Не угадал…
- Не расстраивайся. Однажды ты угадаешь что-то большее обо мне.
- Например, кого из Костиков ты предпочитаешь? – заулыбался Тихонов, имея в виду известный всей ФЭС роман Гранина с Лисицыным и Котовым одновременно.
- Никого. Я там третий лишний.
- Кто тут лишний? – уточнил вернувшийся на перекур после задорных плясок вспотевший Белозёров, схватил бокал и отхлебнул из него.
- Мы тут лишние. Пойдём, что ли, Павлик, покажем себя этой бледно-радужной тусовке, - зажёгся вдруг желанием потанцевать сонный Тихонов.
- Запросто, - согласился опер.
- Очень вовремя, - обрадовался Сергей, приступив к осуществлению стадии более близкого знакомства с очаровательным блондином, целуя его в шею и запуская руки под майку. – Какой ты у меня горячий, цыплёнок… Зажарить тебя сегодня? Как ты считаешь? Так, чтоб дым пошёл, и соседи прибежали…
Цыплёнок мычал что-то неразборчиво в ответ, наслаждаясь вниманием опытного соблазнителя.
- Это – то, чего я хочу: ощипать твои нежные пёрышки, искусать твой маленький клювик, изувечить твоё девственное лоно… - шептал Серж на ушко разомлевшему подростку.
- Я – не… - попытался было возразить парень.
- Для меня ты – девственник. Чистый глоток среди грязных луж, утренняя роса в поле. Роса, которую хочется слизывать с травы, и которой невозможно напиться вдоволь. Я выпью тебя всего, - с этими словами Белозёров приник к ротику Максимки, словно к вожделенному источнику той самой росы, и ущипнул за сосок, тем самым вырвав первый стон. Неумело, но с энтузиазмом отвечая на поцелуй, парень вцепился ручонками в спину Сергея. Пухлые губки и озорной язычок мальчонки заводили развратника Белозёрова. - Моя добыча… Я буду жарить тебя долго… До румяной корочки… Под разными соусами: бешамель, чили, карри…
- …Карбонара, - выдохнул блондинчик.
- Даа… Карбонара. Как скажешь, милый. Лишь бы тебе было хорошо. Ведь мы пришли сюда именно за этим. А плохо нам будет потом, в суровые серые будни – на работе, в институте…
- В школе, - поправил Сергея Максимка.
Белозёров напрягся. Похоже, слова Гранина относительно экстремально юного возраста этого парнишки оказались пророческими.
- Даже так?
- Даже так. Последние месяцы остались.
- А мама с папой не будут искать тебя?
- А мама с папой – давно под водой.
- Чего? Ты убил их? – встрепенулся Белозёров.
- Пока нет. Они занимаются дайвингом в южных краях.
- А я уж испугался: такой молодой, и - убийца.
- Не этого ты испугался, - возразил проницательный парень, ухмыльнувшись. – Не нервничай. Я – не из тех, с чьей помощью ловят любителей несовершеннолетних.
Белозёрова аж перекосило от этого режущего слух термина.
- Я – не такой, цыплёнок. Я – эстет. Люблю всё красивое. А сколько этому красивому лет – уже детали. Иногда это – предметы антиквариата: старинные кресла и комоды, а иногда – такие вот юнцы, как ты. Кстати, ты бы восхитительно смотрелся на моём кресле. Можно устроить какую-нибудь развратную фотосессию. Продолжим вечер у дяди Сержа?
Блондин задумался и замолк, но вскоре принял решение.
- У меня совсем нет новых фотографий. Разве что, с телефона, - пролепетал Максимка.
- Какой телефон, о чём ты? Только профессиональная камера достойна твоей красоты.
Белозёров уже почти улёгся на пацана, лапая его, где можно и где нельзя, заставляя юное, отзывчивое на ласки тело, желать большего, покусывая губы и шею, нашёптывая на ухо непристойности, которые Максим, к счастью, не мог расслышать из-за громкой музыки.
- Где… - простонал возбуждённый до предела Белозёров, вжимая подростка в диван.
- Что где? – уточнил Максимка.
- Где вас таких делают?
- Кого?
- Таких сладких, как ты.
- Далеко от Москвы, - ухмыльнулся блондин.
- Вот уж не сомневаюсь. Я бы лакомился тобой каждый день…
- Кариеса не боишься? – заулыбался парень, и тут же получил новый укус в шею. Белозёров разошёлся не на шутку.
- Не боюсь.
- Что ж ты такой кусачий… Ты свою антикварную мебель так же кусаешь?
- Да, цыплёнок. А ещё я точу об неё когти, - и с этими словами Сергей бесцеремонно запустил руку в джинсы Максима и сжал ягодицу, впившись в кожу ногтями. – Хочу полакомиться тобой. Хочу показать тебе мастер-класс. Дядя Серёжа умеет дарить удовольствие. Я унесу тебя к небесам, к ярчайшим созвездиям… Максимка… Сладкий…
Казалось, ещё немного, и Белозёров возьмёт парня прямо на этом диванчике. Обслюнявленный, искусанный и затисканный развратным экспертом Максимка начинал тяготиться происходящим. К тому же, под потным Сергеем становилось нестерпимо душно.
- Лана…
- Конечно, ладно. Я знал, что ты согласишься.
- Да нет. Лана Дэль Рэй.
Белозёров напряг извилины, прислушался к музыке и понял, наконец, что парень имел в виду известную певицу.
- Да, действительно, она. Надо же. Так обработали, что хрен узнаешь. Хочешь ещё зажечь?
- Угу… - кивнул Максим.
- Вперёд! – воскликнул Сергей, шлёпнув блондина по попке, влив в него бокал вина и вложив в рот конфету.

Тихонов и Гранин находились в самом центре танцпола и внимания, но Белозёров быстро переключил внимание присутствующих на себя своими замысловатыми па и майкой с декольте на спине, смотревшейся весьма экстравагантно.
- Серёга совсем слетел с катушек, - перекрикивал Гранин музыку, делясь своим впечатлением о поведении коллеги. – С каких пор он западает на пацанов? Это же не его профиль!
- А я всё слышал! Меня обсуждаете, негодники! - подскочил вдруг невесть откуда-то Белозёров, как сумасшедший заяц, потёрся задницей о бедро Гранина и ускакал дальше в неизвестном направлении.
Иван двигался в одном ритме с Павлом. Так близко… Так горячо… Голова шла кругом от этой пьянящей близости. Он прикрыл глаза и повис на друге, улыбаясь. Дотронулся до его частично оголённой груди, до шеи, вцепился в широкие богатырские плечи пробормотал, подпевая звучащей в данный момент песне. - I just wanted you to know, that baby you're the best! – и - глаза – в глаза с Граниным. Волна возбуждения снова накрыла Тихонова с головой и более интимными органами. Он всегда был неравнодушен к Гранину, но сегодня творилось что-то неописуемое. Даже после длительного воздержания хакера обычно так не колбасило, а тут он уже начинал побаиваться своей реакции на малейшее прикосновение к Павлу. С одной стороны, происходящее раздражало Тихонова, но с другой… Чувствовать это сильное мужское тело бесстрашного опера, вдыхать его запах и сливаться с ним в танце под восхитительную музыку – что может быть более волнительно?
Вдруг Гранин замер и выругался:
- Твою дивизию! Ты посмотри, кто пришёл.
Иван встрепенулся и глянул глазищами в размазанной подводке в направлении, указанном другом. В уютном углу зала, на небольшом возвышении за столиком сидели майор Лисицын и капитан Котов, обсуждая что-то и разливая водку по рюмкам. Ни того, ни другого Павел и Иван не горели желанием видеть здесь сегодня.
- Охренеть. Костики. Чего их сюда принесло? Дома не сидится? – возмутился хакер.
- Без понятия…
Иван встретился взглядом с Котовым, который подавился водкой, уставившись на юного коллегу.
Все четверо помахали руками друг другу, натянуто улыбнувшись.
- Подойти к ним надо, что ли…
- Да ну нахрен! Сами подойдут! У нас тут своя вечеринка, - шальная мысль возникла в хакерской головушке. – Павлик, давай подразним их? Устроим грязные танцы!
- Легко! – рассмеялся Гранин.
Тихонов подозревал, что, возможно, раскается за эту свою затею, но уж очень хотелось поиздеваться над Костиками. Как нельзя кстати зазвучала чуть более медленная композиция, и Иван отпустил себя, отдавшись музыке и партнёру по танцу окончательно. Как только он ни извивался вокруг Гранина, периодически дерзко поглядывая на Котова и Лисицына, застывших с приоткрытыми ртами, - то тёрся попкой между ног капитана, то закидывал на него одну ногу, то приседал перед ним, имитируя готовность сделать минет, то клал голову на его плечо и лизал щёку и ухо… Затем стянул жилетку с Гранина, который незамедлительно бросил её Костикам. Этот предмет туалета упал аккурат на голову Лисицына, который от неожиданности выронил из руки стопку и разлил её содержимое. Парни дружно рассмеялись, но не унимались. Иван то задирал, то опускал свою маечку, прижавшись задницей к Гранину и усиливая его стояк – капитан был не железный и реагировал на действия хакера естественным для мужчины образом. Наконец, маечка была снята и отправлена в том же направлении, что и предыдущая деталь одежды, угодив в салат Котова, который проигнорировал этот факт, не отрывая взгляда от того, что творила парочка на танцполе. Иван повернулся к Павлу, почувствовал недвусмысленное напряжение в области его промежности, довольно ухмыльнулся, прижался ещё сильнее, призывно двигая бёдрами, максимально приблизил своё лицо к лицу партнёра и легко коснулся губами таких желанных чувственных губ опера. Гранин обнял Тихонова крепче и начал целовать смелее. Невинная шутка обернулась настоящей серьёзной страстью. Иван безумно хотел, чтобы этот язык вылизывал, а губы покрывали поцелуями всё его тело. Прильнул к шикарному мужчине, как рябинка – к тополю, обвив ручками и ножками. Они чувствовали возбуждение друг друга, растворялись в музыке, в отчаянно-огненном поцелуе и, похоже, начинали даже забывать, чего ради всё это шоу затеяли. Наконец, Гранин оттолкнул от себя Тихонова. Лучезарно и озорно улыбаясь, парни взглянули друг на друга по-новому, не жалея о содеянном, а, наоборот, желая продолжения.
Откуда-то вновь прискакал Белозёров с коктейлем и воплями:
- Что это было?! Отпааад!
- Серёга, ты Костиков видел? – моментально отрезвил его Гранин.
- Чего?! – скривил гримасу Белозёров.
- Того! Ты смотри тут, осторожнее, они ж всё Шустову донесут.
- Разберусь, - отмахнулся Сергей и вернулся в самое сердце толпы на танцполе.
- Добрый вечер. Кажется, вы что-то потеряли, - услышал знакомый бас Иван.
Капитан Котов не поленился оторваться от трапезы и подойти к парням, чтобы вернуть их одежду.
- Привет, Кость, спасибо, - сдержанно поблагодарил хакер.
- Я впечатлён вашим танцем. Вы были неотразимы. Присоединяйтесь к нам, если хотите.
- Хорошо, спасибо, мы подумаем над вашим предложением, - ухмыльнулся Гранин.
- Ну чего вы, как не родные… - насупился Котов, расстроившись, что парни не жаждут общества Костиков.
- Да мы просто потанцевать пока хотим, - отмазался Иван и ретировался к барной стойке. Гранин перекинулся ещё парой фраз с Котовым из вежливости, поздравил с наступающим праздником и последовал за Тихоновым.

- Вечер перестаёт быть томным. Они от нас теперь не отстанут. Пора сваливать, - ворчал Иван, отсчитывая купюры за заказанный коктейль.
- Всё нормально. Пусть теперь сами друг друга развлекают. Я не у дел.
- Да ладно. Вы больше не встречаетесь? – недоверчиво уточнил хакер.
- Встречаемся. Исключительно на работе. Устал я от них.
- Понимаю… А есть у тебя сейчас кто-нибудь? – осмелился Тихонов задать давно интересующий его вопрос.
- Свободен как ветер.
- С ума сойти. Такой мужчина… Я хочу от тебя сына, - процитировал Иван известную легкомысленную песенку. А у самого уровень адреналина в крови подскочил, сердечко забилось, как бешеное, и голова закружилась пуще прежнего. – А я тоже сейчас один. Выпьем за свободу, Павлик!
- Выпьем, Ванька, - они соприкоснулись бокалами и синхронно припали губами к соломинкам. – Ну ты сегодня в ударе, такое вытворял…
- Да уж… - смутился Тихонов, потупив взор. – Переборщил, наверное?
- Есть немного. Но мне понравилось. Это был наш лучший танец.
- Несомненно.
Помолчали, поразглядывали публику, допили коктейли…
- Мы можем повторить.
- Лонг-айлэнд?
- Нет. Танец. Но не здесь, а… вдвоём, - предложил Гранин, многозначительно взглянув на Тихонова. – Я думаю, раз уж так сложилось, что мы не хотим видеть Костиков, можно поехать ко мне и продолжить...
Ивану совсем поплохело от столь нежданной радости, он не поверил своим ушам и покачнулся. Не шлёпнуться бы в обморок от счастья. Но шлёпнулся не Иван, а Белозёров, прямо возле стойки бара, поскользнувшись на разлитой на полу жидкой субстанции.
- О, а Серёга уже не аллё! – прокомментировал Гранин, помогая коллеге подняться.
- Сам ты не аллё! – возмутился Белозёров. – Бармен, тут кто-то насвинячил, вытрите немедленно! Устроили мне Голубое озеро, бля! Ещё не известно, во что я вляпался… Надеюсь, это не моча… - ругался он, изучая мокрые джинсы.
- В неприятности ты вляпался, Серёга, как обычно, - утешил его Гранин. – Ты бы закруглялся уже, пока Шустов не отправился на поиски.
- Сам закругляйся. А я пока заквадрачиваюсь, - гордо ответил Белозёров, пытаясь сфокусировать взгляд на бармене. – Ну, что там у тебя за полцены?..
- Серёга экономит семейный бюджет? Видно, Шустов мало бабок даёт, - шепнул Гранин Тихонову и вернулся к диалогу, нарушенному инцидентом с Белозёровым. – Ну так что, Вань? Ко мне или по домам?
И, в очередной раз потерявшись в чёрном море очей опера, Иван произнёс хрипло, не узнав своего голоса:
- К тебе.

Продолжение следует...

@темы: Гранин/Тихонов, Белозёров/ОМП

Комментарии
2014-07-16 в 12:10 

Тихонов_Онлайн
На каждую миледи найдётся свой Д'Артаньян (с)
Как трогательно и мило!
Но вот не люблю я Гагу. Она везде. И как ни странно, это начинает очень сильно раздражать)))))))))))))))))

2014-07-16 в 12:49 

Просто здорово! Какие они зажигательные! С нетерпением жду продолжения и Шустова!

2014-07-16 в 14:33 

KOVALEVSKAYAA
Всё неожиданное приятно
Тихонов_Онлайн, Гага любит геев, геи любят Гагу, а другим любить её не обязательно :)

2014-07-16 в 14:36 

KOVALEVSKAYAA
Всё неожиданное приятно
Алика Сплюшка, продолжение будет непременно, но на пляже писАть не удобно...

2014-07-16 в 15:34 

Тихонов_Онлайн
На каждую миледи найдётся свой Д'Артаньян (с)
KOVALEVSKAYAA, ну это то я знаю) Гаги очень много в гей клубах)

2014-07-17 в 01:33 

KOVALEVSKAYAA, правда, мой Белозеров - нежный, трепетный и верный супруг Шустика, но твой мне тоже нравицца! Гагу я люблю, а у Ланы дель Рэй могу послушать две-три песни, потом начинаю зевать. Нудноватая она, имхо :yawn:

2014-07-17 в 22:08 

KOVALEVSKAYAA
Всё неожиданное приятно
Алика Сплюшка, согласна, Лана специфическая. И я её люблю только в ремиксах.
От этой аранжировки, например, я в щенячьем восторге, давно так не торкало.
Lana del Rey - Summertime Sadness (Prince Marius Piano Mash).

Что касается Белозёрого, то так уж у меня сложилось, что он - оторва.
И, если честно, когда я пишу о Белозёрове, полностью ассоциирую себя с ним. Он говорит и ведёт себя как я. :D

   

ФЭС: Слеш по сериалу "След"

главная