14:08 

Грустная история. Фемслэш.

Автор: Алика Сплюшка
Название: Юленька
Фандом: След
Пейринг: Соколова/Антонова, упоминаются Рогозина/Антонова, Лисицын/Соколова, Лисицын/Котов
Рейтинг: R
Отмазка: герои принадлежат кому надо
Предупреждение: смерть персонажа.

Валя выругалась и сбросила порезанную перчатку прямо на пол морга. Делать вскрытие дрожащими руками она точно не сможет. Нет, покойники уже давно не вызывают у нее сильных чувств. Это ее работа. И это всего лишь труп, а душа человека уже где-то далеко. Но и трупы требуют уважительного и бережного обращения. Их еще хоронить. Да, ей нередко приходилось вскрывать трупы молодых девушек и парней, которым еще жить бы и жить, и даже детей. И если бы она над каждым слезы лила…

Но сейчас перед ней на столе лежит Юля. Ее Юля, холодная и белая, как снег. Юля, которую она совсем недавно – еще живую и теплую – сжимала в объятиях, которой она шептала нежные слова, которую целовала в губы и в самые потаенные места ее такого нежного тела.

Правда, вскрытие можно и не делать. С причиной смерти все и так ясно: огнестрельное ранение. Пуля пробила бедренную артерию, и капитан Соколова просто истекла кровью. Она была обречена. С такими ранениями не выживают. Правда, умирают не долго и не мучительно.

Так что вскрытие делать было не обязательно. Много людей видели, как Юлю подстрелили. И ничего нового в ее внутренностях Валя не предполагала обнаружить. Юля не курила, не баловалась наркотиками, алкоголь употребляла умеренно, хронических заболеваний не имела. И склонности к суициду тоже не имела. Тем более, в последнее время, когда личная жизнь как-то наладилась.

Она могла и не ехать на это задержание. Но для нее это было делом чести. Оперов-мужчин в ФЭС хватает, да и целый автобус с ОМОНом подогнали. Но погибла именно Юля.

Лисицын пытался перевязать ей бедро, он убеждал ее, что рана не опасна. Хотя сам все сразу понял. Он только успокаивал Юлю. А через пять минут он закрыл ей глаза. Теперь она лежит в морге, и Валя никак не решится сделать надрез.

Она сняла вторую перчатку, маску, заперла морг и пошла в буфет. Надо выпить что-нибудь успокоительное. Но в буфете ей легче не стало, потому что там были Котов и Лисицын. Оба с красными глазами. Они пили коньяк и обнимались.

- Ну что? – спросил Лисицын патологоанатома. – Сделала?

Валя покачала головой.

- Пока никак не могу…
- Понимаю. Я тоже любил ее. Господи, почему она?! Валя, будешь?

Он плеснул коньяк на дно чашки.

- Спасибо, не откажусь.

Они выпили не чокаясь.

- Где Рогозина?
- В кабинете. С матерью беседует.
- Понятно. Плесни-ка мне еще чуть-чуть…

Теперь у Вали есть только воспоминания. Как у них все началось и как хорошо все было. Началось с обычного бабского трепа во время ночного дежурства. О мужиках тоже, естественно. И Юля призналась, что никогда в жизни не испытывала оргазма. С мужчиной. Только сама с собой. И даже с Лисицыным, которого вроде бы любила. И он ее любил, но тут оказался бессилен.

- Надо было попробовать с Котовым, - смеялась Юля. – Он все-таки интеллигент в третьем поколении, придумал бы что-нибудь. А то у Лиса все по-простому…

Но с Котовым попробовала не Юля, а Лисицын. И там уже никаких проблем с оргазмом не было.

- А может, тебе стоит попробовать с женщиной? – Валя предложила это скорее в шутку, чем всерьез. Она и предположить не могла, что сама скоро станет этой самой женщиной. Хотя ее первой настоящей любовью была Галя Рогозина. Лучшая на факультете. И Валя тянулась к Гале, хотела быть достойной ее внимания. И тоже стала одной из лучших. А потом Валя влюбилась в парня, но с Рогозиной они остались подругами.

Юленька была ей симпатична, но Валя чувствовала в ней какой-то надлом. И дело не только в оргазме, хотя это тоже многое объясняло. А Костя – он все-таки мужчина, а мужчина никогда не сможет по-настоящему понять женщину.

Ночной разговор с Юлей будто бы забылся: работы было невпроворот. Что ни день, то новый труп, а то и не один. Будто кроме ФЭС некому раскрывать убийства. Но вскоре Юля сама напомнила о том разговоре. Подарила Вале цветы. Просто так. Валя так и оставила их на работе: дома бы пришлось объясняться с мужем.

- Цветы в морге… - Юля потрогала розу в букете. – Это даже романтично! Валя, а ты никогда не занималась любовью в морге?
- Нет. Это ты тоже находишь романтичным?
- Не знаю. Может быть.

Подошла и поцеловала в губы. Одновременно робко и нагло.

- Юля, зачем…
- Ты же сама советовала мне попробовать с женщиной!
- Но почему именно я?
- А ты мне нравишься!
- То есть ты за мной ухаживаешь?
- Да!

Валя обняла Юлю.

- Спасибо, я очень тронута. Только давай все-таки не в морге. Хочешь, я приду к тебе в гости и мы все обсудим?

Тогда Валя сама бы не смогла объяснить, что заставило ее так быстро пойти на сближение. Может, очередная ссора с мужем и, как следствие, обида на весь мужской род. А может, просто романтики захотелось. И почему бы не с Юлечкой? Даже если ничего не получится, они просто станут ближе друг другу. Настоящих подруг у Вали в последние годы как-то не было. Не считая Гали, конечно. Но Галя все-таки еще и начальница.

В тот вечер Валентина спешила на свидание. С женщиной. И не знала, как будет лучше: принести бутылку вина? Цветы? Конфеты? Надеть красивое белье или повседневное? В конце концов, они могут просто поболтать, выпить вино и закусить конфетами. Она идет в гости к подруге, и ничего больше. А кружевное белье надела для себя.

Юля ждала ее. И тоже принарядилась. На работе ее редко видели в платье, и Валя увидела, что капитан Соколова на самом деле очень хрупкая и женственная. Только работа у нее не женская. И у Вали тоже. Юлины духи навевали воспоминания о лете и море, которого Валя так давно не видела.

Вино они, конечно, выпили и конфеты съели. И поболтали. А потом на Валю набросились с поцелуями и потащили к кровати. Так что белье она надела не только для себя.

- Юля, да что ты смеешься? Тебе щекотно?
- Ой, Валя! – капитан Соколова давилась от смеха. – Ты трогаешь меня не как любовница, а как врач!
- Это Лисицын тебя трогал как опер! А я тебя люблю, люблю…

Снова поцелуй, и Юля снова хихикает.

- Юля! Я что-то смешное сказала?
- Валечка, я тоже тебя люблю! Просто представила себе, как Лисицын трогает Котова!
- Смешно…

Теперь обе покатывались со смеху.

- А Котов ему: «Да ты что, да я офицер и интеллигент в третьем поколении!» А ты расскажи мне, как тебе нравится? Тебя так когда-нибудь трогали?

Валя залезла рукой в Юлины трусики и начала медленно поглаживать, наощупь пробираясь внутрь, и вскоре почувствовала, как рука стала влажной. А еще через несколько минут Юлю накрыло. Ее тело содрогалось, она кричала, просила Валю не останавливаться. А потом на минуту затихала, и Валя чувствовала, как у нее внутри все пульсирует. Нет, она явно не имитировала оргазм, как иногда делала с мужчинами, чтобы их не обидеть. Потому что ее накрывало снова и снова. Достаточно было Вале немного пошевелить пальцами. Она и не знала, что ее тело способно дарить ей такие ощущения, что у нее внутри есть такие точки, что ее кожа может быть такой чувствительной.

- Валя, что это было?!
- Оргазм, - спокойно ответила Антонова. – Причем множественный.
- Да, я об это что-то слышала. Но блин, со мной такого еще ни разу не было! Ой, я вся мокрая! – Юля стянула с себя трусы и бросила их на пол. – Понимаешь, Валечка, что я без тебя теперь жить не смогу?
- Понимаю. И тоже хочу оргазм. Кстати, а почему мы еще не совсем раздеты? – и Валя справилась с застежкой Юлиного лифчика гораздо быстрее, чем это получалось у Лисицына.

Юля решила доставить Вале удовольствие языком. И блестяще справилась с этим. Вале даже не пришлось ничего ей подсказывать. Она целиком и полностью отдавалась Юле, она знала, что Юля сделает все так, как ей нужно. Она купалась в Юлиной нежности, не торопя события, не замедляя, она давала своему телу полную свободу – и оно ответило ей оргазмом, не менее ярким, чем Юлин.

- Валечка, ты такая красивая… Ты останешься?

Валя вздохнула. Что же, сегодня можно остаться. Позвонила домой, наврала про внеочередное дежурство. Заодно предупредила Рогозину, что ночует не дома и чтобы та звонила ей на мобильник, если что. Брак Валентины все равно трещал по швам, развод – это вопрос времени, только девочек жалко. Но у нее теперь есть Юленька, и она сможет иногда оставаться у нее на ночь. А то девочки и так уже плачут, что мама все время на работе. Совмещать материнство, работу и любовь всегда нелегко.

А теперь Юленьки нет, но у Вали остались воспоминания, которые уже никто не отнимет. О ее рыжих волосах, разметавшихся по подушке, о таких нежных и настойчивых губах, о ее заливистом смехе, о задорных искорках в зеленых глазах. О таком гибком и податливом теле. Но помнить ее мертвой Валя не хочет. Только живой и такой любимой. И поэтому сейчас Валентина, вместо того, чтобы делать вскрытие, пьет коньяк с Котовым и Лисицыным. Майский и Круглов тоже где-то здесь – сегодня никто не торопится домой. Когда все вместе – вроде бы не так страшно. Но сегодня Валя точно уже не возьмется за скальпель – она выпила, и у нее уже все плывет перед глазами. Сама не заметила, как набралась. А Юля осталась там, на столе. Надо хотя бы задвинуть в холодильник, и уже завтра…

Она встала, что-то пробормотала в ответ на вопросительный взгляд Котова и направилась к моргу. Но остановилась у кабинета Рогозиной. Дверь была приоткрыта, и Валя увидела, что Галина Николаевна беседует с седой женщиной в черном.

- Юля была болезненным ребенком, - рассказывала женщина, ежесекундно прижимая к глазам носовой платок. – Мы ей многое запрещали. А когда она выросла, она начала от нас почти все скрывать. И то, что она поступила в Школу милиции, скрывала до последнего. А мне сказала, что подала документы в Иняз. Потом уже началось – стрельба, каратэ. Отец рукой махнул – мол, она взрослая, пусть делает, что хочет. Но самым ужасным было то, что она научилась убивать. А теперь ее убили…

Женщина всхлипнула. Рогозина не перебивала ее, давая выговориться – сейчас это было необходимо. Странно, ведь у Юли не было проблем со здоровьем, думала она. Видно, все болезни как рукой сняло, едва капитан Соколова отделилась от сверхопекающей мамы.

- А все-таки жаль, что у нее с Костей не сложилось, - продолжала Юлина мать, промокнув глаза. – Вышла бы замуж, родила детей, глядишь, и выкинула бы из головы всякие глупости! А Костенька мне нравился, такой серьезный, положительный…

Рогозина вздохнула. Она тоже не замужем, и детей у нее нет. Что же – по логике мадам Соколовой получается, что полковник Рогозина всю жизнь занимается глупостями? Все бы такими глупостями занимались, глядишь, и воздух был бы чище! Но спорить с убитой горем матерью сочла неуместным. Вместо этого она еще раз выразила соболезнования, уверила, что они смогут похоронить дочь в ближайшее время, что убийца непременно понесет наказание, и вызвала майора Лисицына, чтобы он отвел свою несостоявшуюся тещу в буфет и накапал ей валокордина.

- Вы не в курсе? Юля вроде в последнее время с кем-то встречалась. Такой счастливой была! Но, как всегда, ничего мне не рассказывала. Может, вы знаете?

Рогозина только пожала плечами: нет, я ничего не знаю. Не говорить же ей правду! Но тут появился Лисицын и увел мать Юли.

- Валя, ты ко мне? – Рогозина наконец увидела Антонову.
- Вообще-то я шла в морг… Я еще не сделала вскрытие.
- Валя, да ты выпила! Лучше ничего не делай. Пойдем вместе.

Галя обняла Валю за плечи.

- Давай я сама все сделаю. Только переоденусь. Хотя нет. Пиши заключение, и ты на сегодня свободна.

Рогозина накрыла тело капитана Соколовой простыней и задвинула в холодильник.

- Галя, можно, я сегодня останусь здесь?
- Оставайся. Я тоже останусь. У вас еще коньяк есть?

@темы: Соколова/Антонова, Фемслэш

Комментарии
2012-07-31 в 13:31 

KOVALEVSKAYAA
Всё неожиданное приятно
Алика Сплюшка, а ты и про девушек умеешь, да как ловко! Браво! :hlop:
Испытать оргазм и умереть... :D
Молодец Валя, показала Юленьке, где рай.
А то, что Рогозина и Антонова в своё время были близки, очень видно в первых сериях по нервной реакции мужа Антоновой на вторжение Рогозиной в их дом, он сказал что-то типа " Так я и знал, она тебя уведёт" :D

Читала эту прелесть на норвежском горнолыжном спуске, куда меня зачем-то затащили посреди лета, и это было потрясающе - солнце, горы, ели и... Юля умирает...

Есть только любовь и смерть. Всё остальное - дребедень.

2012-07-31 в 13:42 

KOVALEVSKAYAA, спасибо за отзыв! На фемслэш меня пробивает редко, но случается ))) Почему-то в этот раз захотелось что-то трагическое и именно про Юлю - она мне кажется такой хрупкой и обреченной.
Меня на горнолыжный спуск калачом не заманишь - мне подавай море и пляж! А снег мне за зиму так надоел, век бы его не видеть! :alles:
Рогозина - роковая женщина, однако! )))

2012-07-31 в 14:01 

KOVALEVSKAYAA
Всё неожиданное приятно
Алика Сплюшка, пробивает тебя редко , но метко!
а снег я тоже недолюбливаю, так же, как и баб :D
вот на день ВМФ попала в Питере - это да... столько шикарных парней топ-лесс, и все обнимаются :D о боже..

2012-07-31 в 14:04 

KOVALEVSKAYAA, вот на день ВМФ попала в Питере - это да... столько шикарных парней топ-лесс, и все обнимаются Вот и я обожаю День Десантника и День Пограничника! )))

   

ФЭС: Слеш по сериалу "След"

главная